12.04.2008

Биг-бэнд Игоря Бутмана

5 лет исполнилось лучшему джазовому коллективу России Биг-бэнду Игоря Бутмана. Это единственный джазовой оркестр России, который выступал на самых престижных концертных площадках Америки - в Карнеги-Холл, Линкольн-Центре и легендарном джазовом клубе «Birdland». Биг-бэнд Игоря Бутмана был удостоен чести выступить перед любителем джаза Госсекретарем США Колином Пауэллом во время его визита в Москву в январе 2004 года. Впервые за всю историю джаза 18 и 20 сентября 2003 года Биг-бэнда Игоря Бутмана совместно с оркестром Lincoln Center Jazz Orchestra под управлением Уинтона Марсалиса открывали новый джазовый сезон в Линкольн-Центре в Нью-Йорке. На этих аншлаговых концертах были исполнены оригинальные композиции Марсалиса и Бутмана, джазовые стандарты, а также специально аранжированная для двух оркестров музыка «Полюшко-поле», «Вечер на Рейне» и «Водные лыжи» из мультфильма «Ну, погоди!». Газета «The New York Times» в своем превосходном ревью написала, что Биг-бэнд Игоря Бутмана показал «отличную компетентность и беглость».

Первый альбом Биг-бэнда Игоря Бутмана «Eternal triangle» (»Вечный треугольник») с участием знаменитого трубача Рэнди Бреккера был записан в августе 2003 года в Москве и сведен лучшим американским джазовым звукорежиссером Джеймсом Фарбером в ноябре 2003 года в Нью-Йорке. Такого высокого уровня исполнения и звучания не имеет ни один российский джазовый альбом. Подтверждением тому служит тот факт, что музыка из еще не вышедшего альбома звучит на многих джазовых радиостанциях Америки.

В чем же заключается секрет успеха Биг-бэнда Игоря Бутмана?

Конечно, и в том, что руководитель Биг-бэнда Игорь Бутман - саксофонист мирового уровня - к моменту создания биг-бэнда уже имел опыт работы как в советском оркестре Олега Лундстрема, так и в американском оркестре Лайонела Хэмптона. И в том, что возник великолепный тандем Игоря Бутмана - интересного, яркого композитора и Виталия Долгова - аранжировщика биг-бэнда, музыканта, с именем которого в значительной степени связана целая эпоха в истории отечественных джаз-оркестров. Его мощные, фирменные аранжировки создают неповторимый, уникальный стиль звучания. И в том, что Биг-бэнд Игоря Бутмана состоит из 18 лучших джазовых музыкантов России, каждый из которых является солистом, каждый имеет право на выражение частички своего «я», на создание своей музыкальной истории, гармонично вплетающейся затем в общее русло джазовой композиции. Потрясающая, фонтанирующая энергетика Игоря Бутмана заряжает музыкантов, превращает их в «живых» исполнителей. Вот почему биг-бэнд привел в восторг и покорил выступавших с ним Уинтона Марсалиса, Джорджа Бенсона, вокальную группу New York Voices. В феврале 2002 года на сцене концертного зала «Россия» в грандиозном гала-концерте «Триумф джаза» Биг-бэнд Игоря Бутмана играл вместе с такими звездами мирового джаза как Джо Ловано, Рэнди Брекер, Билли Кобэм, Ди Ди Бриджуотер, Кевин Махогани, Тутс Тилеманс.

Лучшая джазовая певица России Лариса Долина вместе с Биг-бэндом Игоря Бутмана создали концертную программу «Карнавал джаза», с которой с успехом выступили не только в концертном зале «Россия» в Москве, но и во многих городах России, Украины, Израиля и Америки. В 2003 году вышел двойной альбом «Карнавал джаза», записанный во время концертов в зале «Россия».

Биг-бэнд Игоря Бутмана всегда интересен своим творческим сотрудничеством с различными музыкантами, от популярных до классических. В новогодний вечер 31 декабря 2002 года в Большом зале Консерватории Биг-бэнд Игоря Бутмана и Российский Национальный Симфонический Оркестр под управлением Павла Когана дали совместный концерт, в программе которого были сыграны как классическое произведение «Щелкунчик» П.И. Чайковского, так и джазовые композиции «Испания» Ч. Кории, «Ностальгия» И.Бутмана. И еще один секрет успеха Биг-бэнда Игоря Бутмана заключается в том, что каждый понедельник он играет в лучшем джазовом клубе Москвы «Le Club», где не только оттачивается мастерство музыкантов, но и происходит взаимный энергетический обмен между зрителями и музыкантами.

Игорь Бутман. Официальный web-сайт

Опубликовано в 1:13 Комментариев (0)

10.04.2008

Игорь Бутман: Саксофон – инструмент не академический

- Билли Кобэм в интервью нашему журналу сказал, что джазовому музыканту просто необходимо академическое образование.

- Я полностью согласен с ним. Да, действительно современному джазовому музыканту оно необходимо. Музыканта ограничивает отсутствие знания классической музыки, но это не значит, что джазовый музыкант не должен заниматься джазовой музыкой, джазовой гармонией. Знание, безусловно, расширяет его кругозор, понимание глубины музыки. Если взять тех же великих джазовых музыкантов, аранжировщиков и композиторов, таких как: Чарли Паркер, Дюк Эллингтон, Бил Эванс - то все они знали классическую музыку.

- Существует такое мнение, что иногда для джазового музыканта классическое образование – помеха: это рамки, за которые ему очень тяжело выйти, у него нет внутренней свободы.

- Нет, я не согласен. Просто когда нас обучали в советские времена, то говорили: изучай классику – джаз научишься играть потом. Это не правильно. Нужно изучать и джаз, и классику, потому что это две абсолютно разные вещи и с точки зрения стилистики, и с точки зрения гармонии. Но джазовый музыкант должен быть образованным человеком и ни в чем не чувствовать себя ограниченным по сравнению с тем же академическим музыкантом.

Все-таки багаж классической музыки гораздо больше: и ритмический, и мелодический, и гармонический. Можно хорохориться сколько угодно – когда я был маленький, я говорил, что джаз круче классики, но я был молод и просто ничего не знал. Никто толком не познакомил меня с классической музыкой, хотя мой дедушка пытался это сделать, но я очень сильно сопротивлялся. Это была форма протеста против засилья классического образования. Даже на джазовом отделении учат классической, а не джазовой гармонии, и не показывают: вот так сделал бы джазмен (соединил две квинты параллельно), а так – Моцарт или Бетховен. А с другой стороны, говорят: вот это гармония. Ты говоришь: «Какая гармония? У нас цифровки, а тут какие-то ноты, задержание, «недержание», еще что-то. А у нас: до мажор, ре минор, соль септ – и уже полный успех!» Поэтому и возникает такое мнение, что джазовому музыканту это не нужно. Конечно, так преподавали в Советском Союзе. Я не знаю точно, как преподают сейчас, но уверен, что по-другому. Если у тебя есть джазовая гармония и, параллельно, классическая гармония – это идеально.

В принципе, классическому, академическому музыканту, если он не импровизирует, не нужно изучать классическую гармонию до такой степени, чтобы применять ее. Где ты ее можешь применить, если у тебя все написано?

Изучать гармонию нужно, но джазмену это просто жизненно необходимо. Если джазовому музыканту ставят цифровку в быстром темпе, то какой бы идеальный слух ни был, человек сразу не сообразит, каковы все эти последовательности. Значит, ему выписывают эти последовательности. И чтобы их правильно сыграть, связать, чтобы это было логично, надо выстраивать какие-то линии, эффекты, ритмические конфигурации. Музыкант должен знать, что такое до минор. Это: до - ми-бемоль – соль. Джазмен обязательно делает из него септаккорд с си-бемоль. Потом он думает: девятая ступень – ре, одиннадцатая ступень – фа. Начинаешь обыгрывать: какие могут быть лады и в каком контексте этот до минор используется? То ли он идет как тоника, то ли он идет в паре с фа септ-ом на пути в си-бемоль мажор. Потом начинаешь обдумывать тритоновые замены на до минор. Так, куда там тритон? Но это же надо знать. Из этого складывается твоя мелодическая линия. А академическому музыканту надо красивейшим звуком передать весь замысел композитора эмоционально, тембрально – зачем ему думать: до минор здесь или си минор? Поэтому для общего развития, конечно, надо, чтобы классический музыкант знал, что он играет в миноре. (Смеется.)

- Как Вы считаете, важна ли для джазового музыканта такая же кропотливая работа над звуком, как у классиков?

- Я не сразу это понял. Но когда играешь со скрипачами – чувствуешь, как они играют, этот звук просто завораживает! А тут звук «коротит», и хочется сделать так, чтобы этого не было. Все эти ноты не имеют значения, потому что они известны, но если в них не вложена душа, они без звука, то эти вещи не эмоциональны. Люди не поверят. Так же и здесь. Это реальный звук, поэтому и нужно не то чтобы знать классическую музыку, а именно понимать, чего не хватает джазу. При всем уважении к джазу, он не пользуется таким авторитетом, как классическая музыка.

Почему в Большом зале консерватории плохо звучат джазовые оркестры? И почему хорошо симфонические? Потому что в этой акустике разница в качестве виднее всего. Я только недавно стал над этим задумываться. Во-первых, играют громко, иногда просто ревут. Но это еще куда ни шло. Во-вторых, все композиторы, симфонии которых играют в больших залах, написали все партии так, что у них ударные не перебивают оркестр, струнные не мешают духовым. Там все изложено так, чтобы это звучало, и даже если оркестр играет forte – все равно баланс соблюдается.

Выходит джазовый оркестр – по барабану: «бум» не туда, не там вступили – и «каша». Джазовый музыкант должен быть хорошо обучен и тонко все чувствовать, чтобы в этой акустике играть абсолютно точно. Если музыкант играет точно – все начинает звучать. Опять же, этому надо учиться и этому служит классическая музыка.

- А на каком этапе молодому саксофонисту нужно определяться, кем он будет: джазовым или классическим музыкантом?

- Ну, какой саксофонист в классике? В принципе, саксофон – не академический инструмент. При всем уважении. Поэтому многие выпускники-саксофонисты сидят без работы.

Я думаю, что если классический кларнетист может играть на саксофоне – это идеально. Есть какие-то партии для саксофона в оркестре – у Рахманинова, Мусоргского, но как сольный инструмент – мне не очень нравится. Насколько ярок саксофон в джазе, настолько безлик в классической музыке.

Я играю концерт Глазунова как джазовый музыкант. Я не стараюсь исполнять его классически. Я исполнял его с РНО, с Башметом играл несколько раз. Все время ищу в нем какие-то новые моменты. Я играл и всем доказывал, какие гениальные джазовые гармонии Глазунов писал еще тогда, в конце XIX века. Оказалось, что он написал этот концерт чуть ли не в середине 20-х. (Смеется.) Но до концерта я еще не спорил ни с кем. У меня есть такая манера спорить очень убедительно. И не надо со мной спорить потому, что я все знаю. (Смеется.)

- Вы играете со многими выдающимися музыкантами, каковы Ваши самые заветные впечатления?

- Их так много! Когда я думал, что когда-нибудь сыграю с Чиком Кориа, мне казалось, что больше ничего в этой жизни не надо. Я с ним сыграл, и жизнь продолжается, и хочется чего-нибудь другого. Сейчас я летал в Нью-Йорк по приглашению Фонда Билла Клинтона. Играл там на вечере, где место стоило 100 тысяч долларов. Там были Билл Клинтон, Хиллари Клинтон – и я был таким сюрпризом для Билла Клинтона! Теперь он во всех последних интервью говорит, что я – лучший и его любимый саксофонист. У меня 27-ого был день рождения. Я спал два часа, в 10 часов по приглашению Германа Грефа вылетел в Калугу на концерт по случаю закладки первого камня завода «Фольксваген» - отменить свое выступление я не мог. Я сыграл, на вертолет – и в «Шереметьево» на самолет в Нью-Йорк, который задержался в итоге на два часа. Еле-еле успел, а я был первый выступающий. Пришлось мыть голову в этом «музейном» туалете. Я вышел – и тут же играй. Я просто не понимал, что происходит, а потом сидел за столом и слушал комплименты от президента и всех, кто там был.

- Как Вы оцениваете развитие джазовой музыки в России сейчас?

- Джаз бурно развивается. Очень много хороших музыкантов-саксофонистов, ребят, которые растут и удивляют. Много концертов. Потом, ребята сейчас имеют возможность выезжать за границу. Существуют программы, по которым ребята могут ездить в Америку: живут там по 2-3 недели, общаются с музыкантами и выступают. Многие из них ездят в Беркли и другие учебные заведения. К нам в Россию приезжают шикарные американские и европейские музыканты и играют.

- Во многом это Ваша заслуга?

- Не то, что бы моя заслуга, просто вся наша страна стала открытой. Моя заслуга в том, что многие люди увидели, что это можно делать, и, кроме меня, это делает много других людей, которые привозят хороших музыкантов, и Москва живет в настоящей музыке.

- А если говорить о джазовой школе в целом?

- Прекрасная школа в Москве, Питере, Новосибирске, Ростове. Конечно, многие музыканты, вырастая из уровня своего города, переезжают в Москву, а потом, перерастая Москву, уезжают учиться на Запад. Может быть, многие вернутся, – я надеюсь.

Там в каждом университете есть прекрасная джазовая программа, плюс специализированные музыкальные джазовые школы. Поэтому там музыкантов больше, и звезд – больше, а у нас звезд – один, два, три. Но Америка – это Америка. Можно сравнивать себя с Англией и Италией, где сильные джазовые школы. Я считаю, что это лучшие в Европе школы. И потом, как там играют! Во Франции, мне кажется, меньше джазовых музыкантов. В Германии – еще меньше, у них много авангарда, смешанных культур, это им нравится.

- Могли бы Вы порекомендо вать нашим читателям какие-тo интересные труды по гармонии?

- Могу порекомендовать хорошие учебники Осейчука по саксофону. Все очень грамотно, точно. Ведь очень много учебников таких, что думаешь: «Боже мой, что там происходит?!»

Чем хорош Осейчук – у него все точно сконцентрировано. Видно, что все это можно применить. Вот некоторые американские школы не применимы с точки зрения жизни, а у него понимаешь, что ты три скерцо выучишь – и можно играть блюз.

- Часто в джазовом коллективе саксофонист играет или на кларнете, или на флейте. Как Вы относитесь к этой традиции?

- На самом деле, если бы я играл на флейте, а еще лучше – на кларнете, то это был бы огромный плюс. Это та краска, которой не хватает. Но, в принципе, классический джазовый оркестр предполагает саксофон. И многие музыканты должны дублировать на флейтах, кларнетах, как в хороших американских оркестрах. Когда я начинал заниматься, я играл на кларнете, потом увлекся джазом и перешел на саксофон). Мне не повезло с педагогом в музыкальном училище – я просто хотел разбить кларнет. Я очень жалею, что забросил кларнет, хотя неплохо играл на нем, был прекрасный звук.

- А сейчас много занимаетесь?

- Сейчас меньше. У нас бывает по 2-3 концерта в день.

- Длинные ноты тянете?

- Обязательно. Я играю даже не длинные ноты, а баллады. Губы страшно устают.

- Начинаете с них?

- Ну, не то что бы с них. По-разному начинаю. И гаммы играю. Все гаммы пройдешь – уже хорошо.

- Вас можно считать артистом “Yamaha”?

- Практически можно. Я всю жизнь играл на сопрано “Yamaha”, также являюсь обладателем альта “Yamaha”. И, наконец, сейчас я получил тот тенор этой фирмы, который мне действительно нравится – это модель Custom Z-серии, не покрытая лаком. Вообще, я пробовал новые инструменты разных фирм, и у всех был один недостаток - я не чувствовал вибрации самого инструмента. То есть они неплохо звучат и все более или менее хорошо, но когда берешь старый саксофон, он как-то весь поет. С новыми современными инструментами не так все просто.

- Как Вы выбирали этот тенор?

- Я поехал во Франкфурт в мастерскую “Yamaha”, посмотрел, попробовал самые модные Custom модели: с серебряным и золотым покрытием, с перламутровыми клапанами и без.

- А из скольких инструментов Вы выбирали?

- Ну, там инструментов пять-шесть было хороших. Очень хороших. Но их берешь, а они сразу «б-ж-ж-ж-ж-ж-ж», жует как будто. Тот, который я выбрал, внешне чуть-чуть проигрывал тем, которые я пробовал первыми. А выбирал я сначала именно внешне. Мы же все меркантильные. Думаю, возьму сейчас себе золотой.

- Как Вы считаете, в идеале из скольких инструментов нужно выбирать?

- Когда инструментов много - это вообще, с ума сойти можно. Раньше было проще: достал какой-нибудь хороший инструмент - и ты уже счастлив.

Мне повезло. До этого момента я еще не выбирал себе инструмента вот так реально. Предлагали какой-то инструмент, я его брал. Вот, например, старый “Selmer”- «шестерка» Саши Бриля. Ему он не нравился, говорил, что он не звучит. Когда я попробовал, то почувствовал, что инструмент не звучит только по одной причине – он просто грязный, и дуть в него надо по-другому. Знаете, “Selmer” шестой серии не может не звучать. Мы вместе с моим давним мастером Евгением Уточкиным помыли его, вытащили кучу грязи из эски, чуть распрямили ее - и все, он зазвучал. Учебные инструменты не выбирал потому, что первый инструмент, который был у меня более или менее хороший, просто был по моим деньгам.

- Используете ли Вы для разных стилей разные мундштуки или эски?

- Нет. Это же я один играю разную музыку. Мне кажется, надо, чтобы просто был свой голос, свой тембр.

- То есть стандартный набор – мундштук, эс?

- Да, всё только одинарное.

- Если делить музыкантов на две категории, то есть замороченные на инструментах, машинках, тростях…

- Я совсем другой. Я же понимаю, когда у меня начинает звучать инструмент. Если ты много занимаешься – он начинает звучать. И не так уж и важно на чем заниматься.

Музыкальные Инструменты

Опубликовано в 2:14 Комментариев (0)

03.04.2008

Игорь Бутман. Биография

Игорь Бутман родился в 1961 году в Санкт-Петербурге (Ленинграде). В 11 лет начал играть на кларнете в детской музыкальной школе. Одновременно Игорь серьезно занялся хоккеем, и даже выступал за юношескую сборную “СКА Ленинград”. Однако выбор всё-таки сделал в пользу музыки, и в 1976 г. поступил в музыкальное училище им. Мусоргского по классу саксофона. Еще будучи студентом, Игорь начал играть в ансамбле Давида Голощекина. Приблизительно в это же время Игорь Бутман участвовал в концертах и записях “Популярной механики” Сергея Курехина, а также групп “Кино” и “Аквариум”.

Первое признание джазовыми критиками Игорь получил в 1981 г.: в газете “Советская молодежь” он был назван “Открытием года”.

В 1983 г. выступал в оркестре Олега Лундстрема - лучшем биг-бэнде СССР. В следующем году Игорь поменял альт-саксофон на тенор и был приглашен Николаем Левиновским в ансамбль “Аллегро”, в котором играл вплоть до отъезда в Америку. В Советском Союзе, стране с населением более 300 миллионов человек, Игорь Бутман считался лучшим тенор-саксофонистом, по опросам джазовых критиков.

Когда в 26 лет Игорь приехал в Америку, он имел уже свой фан-клуб, образованный из самых знаменитых и уважаемых американских джазменов. Так, еще в Советском Союзе, Игоря приглашали играть гастролирующие американские музыканты: Дейв Брубек, Чик Кория, Пэт Мэтини, Гари Бёртон, Луис Беллсон и Гровер Вашингтон. В сентябре 1987г. Игорь Бутман поступил в The Berklee College of Music, где получил диплом по двум специальностям: концертный саксофонист и композитор. Композиция “French Connection”, написанная Игорем во время учебных занятий, понравилась Гроверу Вашингтону, и он включил ее в свой альбом “Then & Now”(Colombia,1987), в записи которого Игорь принимал участие. Игорь Бутман выступал с ансамблем Гровера Вашингтона на многих джазовых фестивалях, а также в самом престижном джаз-клубе «Blue Note» в Нью-Йорке.

Карьера Игоря в Соединенных Штатах развивалась стремительно. Он выступал со своей группой в ведущем джаз-клубе Бостона, играл с Пэтом Мэтини, Джо Ловано, Арти Шеппом, Рейчел Зи, а также с квартетами Билли Тейлора, Уолтера Дэвиса и с квинтетом Монти Александра - в качестве специально приглашенного солиста. Известный актер и музыкант Майкл Мориарти пригласил Игоря в свой квинтет. Результатом этого сотрудничества стал выход альбома “Live at Fat Tuesday” на DRG Records. Игорь Бутман принимал участие в телевизионных программах Америки “The Today Show” CBS, “Good Morning America” ABC .

В 1989 г. Игорь Бутман переехал в Нью-Йорк, где начал выступать с оркестром знаменитого виброфониста Лайонела Хэмптона. В 1993г. на нью-йоркской фирме “Impromptu” вышел первый сольный альбом Игоря Бутмана “Falling Out” с участием пианиста Лайла Мэйса, контрабасиста Эдди Гомеза и барабанщика Марвина “Смитти” Смитта.

В 1992 г. Игорь впервые за время эмиграции выступил в Москве на международном джазовом фестивале.

В мае 1995 г. Игорь Бутман был удостоен чести выступить в Грановитой Палате Кремля перед президентами США и России - Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным.

В декабре 1996 г. в Нью-Йорке Игорь Бутман продюсировал и участвовал в записи альбома “Блюз для четверых” петербургского пианиста Андрея Кондакова с участием контрабасиста Эдди Гомеза и барабанщика Ленни Уайта. В апреле следующего года состоялись гастроли этого квартета по городам России, итогом которых стал релиз альбома “Джаз для четверых” на фирме “Союз” осенью 1997г.

В 1997 и 1998 гг. Игорь Бутман выступил в качестве продюсера и организатора Независимых джазовых фестивалей в Москве с участием российских и зарубежных музыкантов. Газета “Коммерсант-Daily” писала: “Игорю Бутману в одиночку удалось то, на что оказались не способны ни старые творческие союзы, ни новые ассоциации и джаз-клубы. А именно: наладить регулярный творческий обмен между московскими и нью-йоркскими джазовыми кругами”.

В августе 1997 г второй сольный альбом Игоря “Ностальгия”, записанный на RPM Studio в Нью-Йорке и выпущенный на фирме “Союз”. сразу стал лидером продаж среди джазовых СD, а одноимённый видеоклип занял второе место в хит-параде канадского телевидения Bravo!Canada.

В марте 1999 года Игорь Бутман организовал свой оркестр Igor Butman Big Band, собрав в нём лучших джазовых музыкантов России. В июне 2000 года саксофонист играл для Президента России Владимира Путина и Президента США Билла Клинтона. Последний описал свое впечатление от выступления Игоря в книге “Моя жизнь” так: ” В финале на сцене, погруженной во тьму, играл мой самый любимый из ныне живущих джазовых тенор-саксофонистов - Игорь Бутман. Джон Подеста, который любил джаз не меньше, чем я, признал, что никогда не слышал лучшего исполнения “вживую”.

Одним из самых значимых событий в биографии Игоря является ежегодный фестиваль “Триумф джаза”. В феврале 2002 года Игорь Бутман стал продюсером и организатором грандиозного гала-концерта “Триумф джаза” с участием своего биг-бэнда и звезд мирового джаза Джо Ловано, Билли Кобэма, Ди Ди Бриджуотер, Кевина Махогани, Гари Бертона, Тутса Тилеманса, Элвина Джонса. Как отметил джазовый критик Айра Гитлер, такого уникального концерта не удавалось осуществить еще ни одному продюсеру. В 2007 году прошёл уже седьмой по счёту фестиваль: среди его участников были американская супергруппа Билла Эванса и Рэнди Бреккера «Soul Bop Band» и французская джазовая певица Энн Дюкро.

Весной 2002 года Лариса Долина вместе с биг бэндом Игоря Бутмана создали концертную программу “Карнавал джаза”, которая с аншлагами прошла в Москве в концертном зале “Россия”, а также в городах США, Израиля, Латвии, Украины, Белоруссии и России.

Игорь Бутман стал первым российским джазовым музыкантом, выпустившим свой альбом на Universal Music Russia. Презентация последнего сольного альбома саксофониста “Prophecy” (”Пророчество”), записанного в Америке во время гастрольного тура квартета Игоря Бутмана и вышедшего на Universal Music Russia, состоялась в джазовых клубах “Birdland” в Нью-Йорке и “Le Club” в Москве в июне 2003 года.

Невероятной сенсацией стали совместные выступления биг-бэнда Игоря Бутмана и оркестра Lincoln Center Jazz Orchestra под управлением Уинтона Марсалиса, состоявшиеся 18 и 20 сентября 2003 года на открытии нового джазового сезона в Линкольн-Центре в Нью-Йорке. Впервые за всю историю российского джаза состоялся концерт такого высокого уровня и масштаба. Газета “The New York Times” в своем ревю написала, что биг-бэнд Игоря Бутмана показал “отличную компетентность и беглость”. Высокую оценку получил также первый альбом биг-бэнда Игоря Бутмана “The Eternal Triangle” (”Вечный треугольник”), в который вошли оригинальные композиции, написанные Игорем Бутманом и аранжированные Виталием Долговым.

В 2003-2004 гг Игорь Бутман выступал с такими мировыми звездами как Рэй Чарльз, Джордж Бенсон, Эл Джеро.

В июне 2004 года Игорь Бутман стал Лауреатом Государственной Премии Российской Федерации в области литературы и искусства.

В 2005 году Билл Клинтон включил в созданный им CD “The Bill Clinton Collection: Selections from the Clinton Music Room” композицию “Nostalgie” в исполнении Игоря Бутмана, поставив его в один ряд с легендарными музыкантами Майлсом Дэвисом, Джоном Колтрейном, Ниной Симон.

Игорь Бутман неоднократно выступал с альтистом Юрием Башметом и его оркестром “Солисты Москвы” в России, Италии, Франции. Вместе они сделали видеоклип на музыку Рахманинова “Вокализ”.

Безусловно, следует отметить, что Игорь Бутман был бессменным арт-директором легендарного московского джазового клуба “Le Club”, включённого в сотню лучших джазовых клубов мира авторитетным американским журналом “Downbeat”, вплоть до его закрытия 1 января 2007 года. На сцене “Le Club” Игорь впервые представил российской публике таких выдающихся музыкантов, как Рэй Браун, Уинтон Марсалис, Кенни Гаррет, Рэнди Бреккер, Эл Ди Миола, Take 6 и многих других.

Среди недавних выступлений Игоря - концерты с Igor Butman Big Band в Карнеги-Холле и Линкольн-Центре (совместно с Юрием Башметом и его камерным ансамблем «Солисты Москвы»), с Рэнди Бреккером в лондонском джазовом клубе Ronny Scott’s и с Dizzy Gillespie All-Star Big Band в нью-йоркском Blue Note, тур с Igor Butman Sextet по США (включая выступления в клубах “Blue Note” и “Blues Alley”), серия концертов в нью-йоркском Dizzy’s Coca Cola Club с Андреем Кондаковым, Ленни Уайтом и Эдди Гомезом.

В ноябре 2006 года Игорь Бутман стал олимпийским послом «Сочи-2014», вошел в состав отечественной делегации на победной для России 119-ой сессии Международного Олимпийского Комитета в Гватемале 4-7 июля 2007 года, а также дал несколько концертов со своим квартетом в Русском доме в Гватемала-сити.

Игорь Бутман. Официальный web-сайт

Опубликовано в 1:13 Комментариев (0)