03.04.2008

Игорь Бутман. Биография

Игорь Бутман родился в 1961 году в Санкт-Петербурге (Ленинграде). В 11 лет начал играть на кларнете в детской музыкальной школе. Одновременно Игорь серьезно занялся хоккеем, и даже выступал за юношескую сборную “СКА Ленинград”. Однако выбор всё-таки сделал в пользу музыки, и в 1976 г. поступил в музыкальное училище им. Мусоргского по классу саксофона. Еще будучи студентом, Игорь начал играть в ансамбле Давида Голощекина. Приблизительно в это же время Игорь Бутман участвовал в концертах и записях “Популярной механики” Сергея Курехина, а также групп “Кино” и “Аквариум”.

Первое признание джазовыми критиками Игорь получил в 1981 г.: в газете “Советская молодежь” он был назван “Открытием года”.

В 1983 г. выступал в оркестре Олега Лундстрема - лучшем биг-бэнде СССР. В следующем году Игорь поменял альт-саксофон на тенор и был приглашен Николаем Левиновским в ансамбль “Аллегро”, в котором играл вплоть до отъезда в Америку. В Советском Союзе, стране с населением более 300 миллионов человек, Игорь Бутман считался лучшим тенор-саксофонистом, по опросам джазовых критиков.

Когда в 26 лет Игорь приехал в Америку, он имел уже свой фан-клуб, образованный из самых знаменитых и уважаемых американских джазменов. Так, еще в Советском Союзе, Игоря приглашали играть гастролирующие американские музыканты: Дейв Брубек, Чик Кория, Пэт Мэтини, Гари Бёртон, Луис Беллсон и Гровер Вашингтон. В сентябре 1987г. Игорь Бутман поступил в The Berklee College of Music, где получил диплом по двум специальностям: концертный саксофонист и композитор. Композиция “French Connection”, написанная Игорем во время учебных занятий, понравилась Гроверу Вашингтону, и он включил ее в свой альбом “Then & Now”(Colombia,1987), в записи которого Игорь принимал участие. Игорь Бутман выступал с ансамблем Гровера Вашингтона на многих джазовых фестивалях, а также в самом престижном джаз-клубе «Blue Note» в Нью-Йорке.

Карьера Игоря в Соединенных Штатах развивалась стремительно. Он выступал со своей группой в ведущем джаз-клубе Бостона, играл с Пэтом Мэтини, Джо Ловано, Арти Шеппом, Рейчел Зи, а также с квартетами Билли Тейлора, Уолтера Дэвиса и с квинтетом Монти Александра - в качестве специально приглашенного солиста. Известный актер и музыкант Майкл Мориарти пригласил Игоря в свой квинтет. Результатом этого сотрудничества стал выход альбома “Live at Fat Tuesday” на DRG Records. Игорь Бутман принимал участие в телевизионных программах Америки “The Today Show” CBS, “Good Morning America” ABC .

В 1989 г. Игорь Бутман переехал в Нью-Йорк, где начал выступать с оркестром знаменитого виброфониста Лайонела Хэмптона. В 1993г. на нью-йоркской фирме “Impromptu” вышел первый сольный альбом Игоря Бутмана “Falling Out” с участием пианиста Лайла Мэйса, контрабасиста Эдди Гомеза и барабанщика Марвина “Смитти” Смитта.

В 1992 г. Игорь впервые за время эмиграции выступил в Москве на международном джазовом фестивале.

В мае 1995 г. Игорь Бутман был удостоен чести выступить в Грановитой Палате Кремля перед президентами США и России - Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным.

В декабре 1996 г. в Нью-Йорке Игорь Бутман продюсировал и участвовал в записи альбома “Блюз для четверых” петербургского пианиста Андрея Кондакова с участием контрабасиста Эдди Гомеза и барабанщика Ленни Уайта. В апреле следующего года состоялись гастроли этого квартета по городам России, итогом которых стал релиз альбома “Джаз для четверых” на фирме “Союз” осенью 1997г.

В 1997 и 1998 гг. Игорь Бутман выступил в качестве продюсера и организатора Независимых джазовых фестивалей в Москве с участием российских и зарубежных музыкантов. Газета “Коммерсант-Daily” писала: “Игорю Бутману в одиночку удалось то, на что оказались не способны ни старые творческие союзы, ни новые ассоциации и джаз-клубы. А именно: наладить регулярный творческий обмен между московскими и нью-йоркскими джазовыми кругами”.

В августе 1997 г второй сольный альбом Игоря “Ностальгия”, записанный на RPM Studio в Нью-Йорке и выпущенный на фирме “Союз”. сразу стал лидером продаж среди джазовых СD, а одноимённый видеоклип занял второе место в хит-параде канадского телевидения Bravo!Canada.

В марте 1999 года Игорь Бутман организовал свой оркестр Igor Butman Big Band, собрав в нём лучших джазовых музыкантов России. В июне 2000 года саксофонист играл для Президента России Владимира Путина и Президента США Билла Клинтона. Последний описал свое впечатление от выступления Игоря в книге “Моя жизнь” так: ” В финале на сцене, погруженной во тьму, играл мой самый любимый из ныне живущих джазовых тенор-саксофонистов - Игорь Бутман. Джон Подеста, который любил джаз не меньше, чем я, признал, что никогда не слышал лучшего исполнения “вживую”.

Одним из самых значимых событий в биографии Игоря является ежегодный фестиваль “Триумф джаза”. В феврале 2002 года Игорь Бутман стал продюсером и организатором грандиозного гала-концерта “Триумф джаза” с участием своего биг-бэнда и звезд мирового джаза Джо Ловано, Билли Кобэма, Ди Ди Бриджуотер, Кевина Махогани, Гари Бертона, Тутса Тилеманса, Элвина Джонса. Как отметил джазовый критик Айра Гитлер, такого уникального концерта не удавалось осуществить еще ни одному продюсеру. В 2007 году прошёл уже седьмой по счёту фестиваль: среди его участников были американская супергруппа Билла Эванса и Рэнди Бреккера «Soul Bop Band» и французская джазовая певица Энн Дюкро.

Весной 2002 года Лариса Долина вместе с биг бэндом Игоря Бутмана создали концертную программу “Карнавал джаза”, которая с аншлагами прошла в Москве в концертном зале “Россия”, а также в городах США, Израиля, Латвии, Украины, Белоруссии и России.

Игорь Бутман стал первым российским джазовым музыкантом, выпустившим свой альбом на Universal Music Russia. Презентация последнего сольного альбома саксофониста “Prophecy” (”Пророчество”), записанного в Америке во время гастрольного тура квартета Игоря Бутмана и вышедшего на Universal Music Russia, состоялась в джазовых клубах “Birdland” в Нью-Йорке и “Le Club” в Москве в июне 2003 года.

Невероятной сенсацией стали совместные выступления биг-бэнда Игоря Бутмана и оркестра Lincoln Center Jazz Orchestra под управлением Уинтона Марсалиса, состоявшиеся 18 и 20 сентября 2003 года на открытии нового джазового сезона в Линкольн-Центре в Нью-Йорке. Впервые за всю историю российского джаза состоялся концерт такого высокого уровня и масштаба. Газета “The New York Times” в своем ревю написала, что биг-бэнд Игоря Бутмана показал “отличную компетентность и беглость”. Высокую оценку получил также первый альбом биг-бэнда Игоря Бутмана “The Eternal Triangle” (”Вечный треугольник”), в который вошли оригинальные композиции, написанные Игорем Бутманом и аранжированные Виталием Долговым.

В 2003-2004 гг Игорь Бутман выступал с такими мировыми звездами как Рэй Чарльз, Джордж Бенсон, Эл Джеро.

В июне 2004 года Игорь Бутман стал Лауреатом Государственной Премии Российской Федерации в области литературы и искусства.

В 2005 году Билл Клинтон включил в созданный им CD “The Bill Clinton Collection: Selections from the Clinton Music Room” композицию “Nostalgie” в исполнении Игоря Бутмана, поставив его в один ряд с легендарными музыкантами Майлсом Дэвисом, Джоном Колтрейном, Ниной Симон.

Игорь Бутман неоднократно выступал с альтистом Юрием Башметом и его оркестром “Солисты Москвы” в России, Италии, Франции. Вместе они сделали видеоклип на музыку Рахманинова “Вокализ”.

Безусловно, следует отметить, что Игорь Бутман был бессменным арт-директором легендарного московского джазового клуба “Le Club”, включённого в сотню лучших джазовых клубов мира авторитетным американским журналом “Downbeat”, вплоть до его закрытия 1 января 2007 года. На сцене “Le Club” Игорь впервые представил российской публике таких выдающихся музыкантов, как Рэй Браун, Уинтон Марсалис, Кенни Гаррет, Рэнди Бреккер, Эл Ди Миола, Take 6 и многих других.

Среди недавних выступлений Игоря - концерты с Igor Butman Big Band в Карнеги-Холле и Линкольн-Центре (совместно с Юрием Башметом и его камерным ансамблем «Солисты Москвы»), с Рэнди Бреккером в лондонском джазовом клубе Ronny Scott’s и с Dizzy Gillespie All-Star Big Band в нью-йоркском Blue Note, тур с Igor Butman Sextet по США (включая выступления в клубах “Blue Note” и “Blues Alley”), серия концертов в нью-йоркском Dizzy’s Coca Cola Club с Андреем Кондаковым, Ленни Уайтом и Эдди Гомезом.

В ноябре 2006 года Игорь Бутман стал олимпийским послом «Сочи-2014», вошел в состав отечественной делегации на победной для России 119-ой сессии Международного Олимпийского Комитета в Гватемале 4-7 июля 2007 года, а также дал несколько концертов со своим квартетом в Русском доме в Гватемала-сити.

Игорь Бутман. Официальный web-сайт

Опубликовано в 1:13 Комментариев (0)

15.02.2008

Биография Александра Варламова

Александр Владимирович Варламов родился 19 июня 1904 года в Симбирске (ныне Ульяновск) в семье музыкантов и актеров. Надо сказать, что среди его предков также были знаменитые представители театральной и музыкальной профессий: его прадед А.Е.Варламов - знаменитый русский композитор, современник Глинки, его двоюродный дед К.А.Варламов - знаменитый актер Александринского театра. Мать будущего джазмена была оперной певицей, и такая наследственность не могла не сказаться на выборе профессии молодым Варламовым. В 1922 году он поступил в ГИТИС на актерский факультет, но тяга к музыке оказывается сильнее, и он переходит в музыкальный техникум им. Гнесиных. Именно в то время, в 1926 году в Москве гастролировал джаз-банд Френка Уилтерса, и Варламов попал на концерт этого коллектива. До этого он побывал на концерте джаза Парнаха. В результате он стал интересоваться новыми музыкальными инструментами, принципами джазовой оркестровки, манерой игры, одним словом, серьезно увлекся джазом.

В 1930 году Александр Варламов организует “Первый вокальный квартет современной эстрады” (сокращенно - Первоксэ). “В программе музыкальные юморески, песни, сатира, злоба дня…” - гласили афиши того времени. Успешно закончив учебу, Александр Варламов получает дирижерский диплом и собирает первый оркестр, премьера которого состоялась после 14 месяцев репетиций в 1934 году в Зеленом театре московского парка ЦДКА и имела большой успех. Надо отметить, что оркестр Варламова в то время специализировался на исполнении танго, что может показаться странным. Вскоре, однако, ансамбль видоизменился, к нему добавились трубы, тромбон, саксофоны. Коллектив исполнял произведения зарубежных композиторов, танцевальные пьесы, написанные его руководителем. Солисткой первой программы Варламова была негритянская певица Целестина Коол, работавшая в СССР. Специально для нее Варламов пишет вальс-бостон “Желтая роза” и румбу “Лаллабай”. Тогда же эти пьесы были записаны на пластинку.

Джаз Александра Варламова выгодно отличался от многих своих собратьев высоким профессионализмом, хорошим вкусом, музыкальностью. Внутри большого оркестра Варламов организует коллектив, который мы сейчас бы назвали ансамблем солистов. Там проявили себя первые джазовые импровизаторы: саксофонист А. Васильев, трубачи П.Борискин и В.Быков, барабанщик О.Хведкевич. Септет записывает в 1938 году серию пластинок, где джаз исполнялся в виртуозной манере, аналогичной манере ансамблей Нэта Гонеллы или Джо Дональдсона в Англии, группам джазменов из “Hot Club de France” в предвоенной Франции. Эти записи, в особенности “Свит су”, “Луна”, “Вальс”, “Дикси-ли”, “На карнавале” стали классическими образцами советского джаза. В 1938 году записывается и весь оркестр целиком - это были собственные сочинения Варламова и иностранные произведения в его аранжировке, такие как “Ранний час”, “Счастливая дорога”, “Уходит вечер”, “Счастьем жизнь полна”. В половине этих записей звучал голос Варламова. Однако на появившихся в продаже пластинках имя певца не значилось. Это объяснялось желанием самого Александра Варламова, который рассматривал голос как инструментальную окраску и не считал важным его включение в танцевальную пьесу.

Александр Владимирович Варламов был первым руководителем (1938 год) джаз-оркестра Всесоюзного радиокомитета. С этим оркестром он осуществил только две записи: “Веселый час” Томлэна и “Игра на пальцах” Роджерса. Варламов собрал превосходные оркестровые группы, научил их играть сложные свинговые пассажи и риффы, добился тонкого равновесия звучности. Он передал своему преемнику Александру Цфасману сыгранный опытный коллектив. Именно в нем был создан самобытный, интонационно новый тип джазовой музыки. Здесь складывалось новое музыкальное мышление, на основе которого позднее, в конце 50-х годов, сформировался исполнительский стиль молодого поколения советских джазовых музыкантов. Если оценивать оркестровое творчество А.Варламова, то главная его заслуга состоит в том, что он заложил фундамент советской джазовой исполнительской школы.

Александр Варламов занимался джазом и с музыкантами-любителями. В 1939 году он подготовил самодеятельный джаз-ансамбль студентов МВТУ, который оказался настолько хорош, что его приняли на работу в кафе “Националь”, известное высокой музыкальной репутацией.

Много сил отдал Варламов становлению Государственного джазового оркестра Союза ССР, и кто знает, каких бы вершин достиг его коллектив, если бы не война… Доказательством этого могут служить четыре записи (”Веселая песенка” и “Сон” из м/ф “Белоснежка и семь гномов”, а также “Галоп” Исаака Дунаевского и “Лирическая песня” из к/ф “Сердца четырех” Юрия Милютина), сделанные в процессе подготовки новой концертной программы, премьера которой была назначена на начало июля 1941 года.

Для выезда на Северный фронт Александр Варламов организовал “Мелоди-оркестр”, который почти целиком состоял из смычковых, двух фортепиано и ударных.

Как отмечал сам Александр Варламов, это был лучший оркестр, которым он когда-либо руководил.

patefon.knet.ru

Опубликовано в 6:18 Комментариев (0)

19.01.2008

О Валентине Парнах

Поэт Валентин Парнах был первый, кто в России произнес слово “джаз”, собрал первый в РСФСР джаз-бэнд, первый концерт которого состоялся в Москве 1 октября 1922 года. Тогда он сказал: “Течения музыки Азии и Африки странно скрестились в Америке”. Если бы Парнах дожил до наших дней, он мог бы сказать, что течения музыки Азии, Африки, Америки и Европы странно скрестились в России.

Новодевичий некрополь… Сколько судеб похоронено здесь. В одной из ниш его древних стен уже более сорока лет покоится прах некогда знаменитого Валентина Яковлевича Парнаха, оставившего заметный след в испанской, французской, еврейской и русской культурах, человека, одаренного множеством талантов, — поэта, историка, полиглота, литературоведа, учителя, философа, балетмейстера, танцора, музыканта, с именем которого некогда связывали будущие пути развития этих искусств.

Летом 1922 года “Известия” объявили на первой странице: “В Москву приехал Председатель Парижской палаты поэтов Валентин Парнах, который покажет свои работы в области новой музыки, поэзии и эксцентрического танца, демонстрировавшиеся с большим успехом в Берлине, Риме, Мадриде, Париже”. Парнах тут же попадает в центр внимания артистической Москвы — регулярно публикует новационные статьи, выступает с лекциями, отвечает на многочисленные вопросы, вторгается в дискуссии.

Но главное, что привозит с собой Парнах, — весть о новом потрясающем искусстве с пронзительно звенящим и жужжащим названием — джаз. “Джаз является выражением послевоенного детанта”, — проницательно объясняет он, первым вводя в русский язык в одной фразе сразу два популярных впоследствии слова.

Парнах первым в мире увидел в джазе сплетение мировых культур, соединение современной эксцентрики, машинерии и биомеханики с древней идеей музыкального общения народов.

Парнах нарасхват. Он показывает Евгению Габриловичу, как играть шимми на рояле, объясняет, что такое синкопа, ставит у Мейерхольда сногсшибательные танцы с участием Игоря Ильинского, Марии Бабановой и Льва Свердина и вызывает ответный клич: “Ура джазу!!!”

Москва была отрезана от Европы практически с 1914 года. А потом были бегство, ликвидация и высылка лучших умов и талантов. Россия катилась в послеоктябрьскую пропасть. В стране свирепствовал первый большевистский голод. И вдруг с кучей новостей, планов, надежд, новых идей, прямо из Парижа и Берлина — Парнах! С танцами и джазом! Ну чем не визит Воланда?

С его приездом у Мейерхольда начинается период биомеханики, которую Парнах первым и воплотил. Его танцы “Этажи иероглифов” и “Жирафовидный истукан” стали сенсацией, Парнах учил фокстроту Эйзенштейна. А желчный Маяковский поддел танцующего культуртрегера, наделив его чертами одновременно и Баяна, и Пьера Скрипкина в сцене обучения модным танцам и манерам. Все помнят ильфопетровского Изнуренкова — наши знаменитые остряки, похоже, срисовали его тоже с Парнаха.

Еще в Париже Парнах, будучи центром молодой русскоязычной богемы, чрезвычайно интересной — и тоже, кстати, почти в России неизвестной, — увлекся современными танцами и джазом. Его идеи о них в связи с проблемами Востока и Запада, древности и современности вдохновляли его молодого друга Ладо Гудиашвили. То, о чем писал Парнах, что он танцевал, Ладо изобразил на тогдашних своих картинах. Ему Парнах посвятил свои стихи о джазе.

В Париже вышли первые три сборника своеобразной парнаховской поэзии. Одна книжка была иллюстрирована Наталией Гончаровой, другая — Михаилом Ларионовым, а третью предварял портрет автора, нарисованный Пабло Пикассо.

Сегодня Парнаха если кто и знает, то как родоначальника советского джаза. Большие знатоки литературы помнят его как поэта и переводчика европейской и древнегреческой поэзии. И совсем забыт главный подвиг его жизни, ради которого он покинул свой родной Таганрог и пустился на свой страх и риск в неведомое путешествие по Аравии и Палестине, Египту и Сицилии, Испании и Франции.

Он собрал остатки древней и средневековой еврейской культуры, а в европейских библиотеках и архивах открыл пласт поэзии, загубленной и похороненной испанской инквизицией. Он вернул мировой культуре то, что лежало безвестным несколько столетий. Второго такого личного литературного подвига я не знаю.

Почти одновременно во Франции и в СССР выходят его книги об инквизиции. Характерны главы “Инквизиция и поэзия”, “Инквизиция и оперетта “. Глава “Инквизиция и джаз” еще только начиналась.

Но еще до этого Парнаху досталось от коллег по перу и искусству. Его сестру, поэтессу Софию Парнок, прокляла Марина Цветаева, успев, правда, посвятить ей один из лучших своих любовных циклов — “Подруга”. Отсюда взят, положен на музыку, но почему-то переадресован другому полу известный жестокий роман “Под лаской плюшевого пледа”.

Осип Мандельштам жестоко и несправедливо унизил и высмеял Парнаха в своей повести “Египетская марка”. Парнах и Мандельштам были одногодки, они были похожи, и это сходство было почему-то физически неприятно Мандельштаму.

С тех пор Парнах ушел в тень, зарабатывал на кусок хлеба переводами того, чего, кроме него, никто уж переводить не брался.

Черная беда косила все вокруг. Угасла Сонечка, расстрелян Мейерхольд, сгинул в лагерной тьме Мандельштам, и вот уже страшная осень 1941-го, и эвакуационный писательский пароход плывет вниз по Волге, неся в своих каютах и трюмах то, что осталось от прежних литературных игр и дрязг. Остановка в Чистополе — большая выгрузка. Двое литературных изгоев — Парнах и Цветаева — пытаются устроиться за кусок хлеба в литфондовскую столовку: один — стоять в дверях, другая — мыть посуду. Ей от ворот поворот, отправляют в Елабугу, где она кончает с собой, а его берут; возможно, это и продлило его жизнь еще на десять лет.

Григорий Козинцев, режиссер и мыслитель, узнав о смерти Парнаха в 1951 году, оставил в своей записной книжке пронзительный по совестливости некролог, проникнутый болью за нереализованную судьбу, не реализованную в какой-то степени и по нашей общей вине.

К сожалению, забвений, подобных забвению Парнаха, немало. И каждый раз на небосклоне культуры получается как бы затмение солнца: лучи видны, а светила нет. В поучительном же случае Парнаха затмение и забвение произвел не жестокий наш режим, но лучшие и талантливые люди нашего века.

Заканчивая рассказ о Валентине Парнахе, мне хочется вспомнить его мудрую мысль о джазе, которая мне кажется и сегодня еще очень актуальной: “Джаз-бэнд одновременно чрезвычайно прост и чрезвычайно сложен, как и современная жизнь. Его простота — мелодия. Его сложность — экспрессия”.

http://www.nestor.minsk.by

Опубликовано в 7:19 Комментариев (0)

15.01.2008

Мой Цфасман

Музыку я любил всегда, сколько себя помню. Мои первые осмысленные воспоминания тоже связаны с музыкой. Наверное, от родителей я унаследовал абсолютный музыкальный слух, и они, вернувшись из эвакуации в разрушенный город, вместе с минимально необходимой мебелью купили роскошное старинное пианино “Offenbacher” с бронзовыми подсвечниками, украшенное деревянной инкрустацией. Когда дома никого не было, я снимал стоящее на нем семейство мраморных слоников, открывал крышку и заворожено смотрел на бронзового двуглавого орла и надпись: “Императорский домъ Ст.-Петербург”, отлитые в верхней части рамы.

Когда приходили гости, отец ставил меня спиной к клавиатуре, нажимал клавишу и спрашивал: “Какая нота прозвучала, покажи-ка, сынок?”. Я безошибочно нажимал ту же клавишу, а гости изумлялись и искали какой-нибудь подвох, как у фокусников в цирке.

Моя первая учительница музыки больно била меня по пальцам, когда я ошибался, играя какие-то несносные упражнения. Я наотрез отказался от таких занятий, но продолжал удивлять гостей, играя “по слуху” отрывки из оперетты “Сильва”, попурри из которой было на пластинке. Второй любимой была пластинка с незатейливой песенкой “Неудачное свидание”. Да-да, та самая, которую мы часто вспоминаем:

- Но где ж вы были?
- Я - у аптеки!
- А я в кино ждала вас!
- Так значит, завтра
на том же месте,
в тот же час.

На этикетке было написано “Ногинский завод”, а ниже “Джаз-орк. п/у А.Цфасмана”. Слова песенки легко запоминались. Но для меня самыми захватывающими были звучание джаза и небольшое соло на фортепьяно, как я позже узнал - пианиста и дирижёра А.Н.Цфасмана. Оно приводило меня в восторг, и я безуспешно пытался воспроизвести его на пианино. Потом появилось еще несколько пластинок: Георгий Виноградов пел - “Я возвращаю ваш портрет”, Ружена Сикора - “Этот цветок не ярок” и другие с записями джаз-оркестра ВРК под управлением Цфасмана. Что означало это непонятное “ВРК”, я не знал, но старался найти пластинки с такой аббревиатурой. В конце концов у меня собралось довольно много дисков Цфасмана, несколько прекрасных ретро-альбомов, вышедших уже в 90-е годы. Особенно я дорожил записью исполнения им “Рапсодии в стиле блюз” Джорджа Гершвина…

В 1998 году в Нью-Йорке отмечалось столетие со дня рождения выдающегося американского композитора. Торжество было устроено в концертном зале Gershwin Theatre Бруклинского колледжа. Возможность написать отчет об этом вечере меня обрадовала. Имя Гершвина, его судьба и музыка переплелись в моем сознании с творчеством именно Цфасмана…

Родился Александр Наумович Цфасман 14 декабря 1906 года в городе Запорожье (до 1921 года - Александровск) в семье парикмахера. Еще учась в Московской консерватории, Цфасман увлекся джазом и в 1926 году создал первый в стране профессиональный джазовый коллектив “АМА-джаз”. В 1927 году оркестр Александра Цфасмана стал исполнять джазовую музыку по радио (много позже оркестр принял участие и в первой советской джазовой телепередаче). Вскоре появились пластинки с записями этого оркестра и владельцы патефонов и граммофонов получили возможность слушать прекрасную, а для многих прежде неизвестную, совершенно новую музыку.

В 1937 году были выпущены пластинки с записями четырех песен, две из которых обрели необыкновенную популярность. Это “Неудачное свидание” и обработка популярного польского танго, известного в Советском Союзе как “Утомленное солнце”. Вслед за песнями появились записи и инструментальной музыки: “Звуки джаза”, “Я люблю танцевать” и другие. Пианизм и композиторское творчество у Цфасмана неразделимы. Как пианист он вызывал восхищение А.Гольденвейзера, К.Игумнова, Г.Нейгауза и других выдающихся исполнителей, а также композиторов. В 1951 году Шостакович писал Цфасману: “Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Я написал для картины “Незабываемый 1919 год” нечто вроде фортепианного концерта. Для вас он не представляет трудностей. Сам же я его сыграть не могу. Очень просим Вас не отказаться и сыграть его. Повторяю: для Вас это будет не трудно”.

Среди произведений Цфасмана крупной формы - концерты для фортепиано с джаз-оркестром и симфоническим оркестром, музыка к кинофильмам и театральным постановкам.

С 1939 года в течение семи лет А.Цфасман руководил джаз-оркестром Всесоюзного радиокомитета - тем самым “ВРК”. С этим коллективом связаны, вероятно, самые большие достижения советского биг-бэнда. С весны 1942 года джаз-оркестр ВРК неоднократно выезжал на фронт. После высадки войск союзников в Нормандии, когда второй фронт стал реальностью, в репертуаре оркестра появились мелодии английских и американских авторов. Особенно часто он исполнял фокстрот Джерома Керна из американского фильма “Песнь о России”.

В 1946 году Цфасман стал музыкальным руководителем театра “Эрмитаж”, при котором он создал симфоджаз. В том же году вышла пластинка с записью песен в исполнении Леонида Утесова, которому аккомпанировал Цфасман.

В 50-е годы джаз в СССР фактически оказался запрещенным. А.Н.Цфасман создал маленький инструментальный ансамбль, с которым он виртуозно исполнял свои невероятно изобретательные пьесы: “Радостный день”, “Веселый вечер”. Дирижер и композитор, несмотря на запреты, нес людям радость, исполняя в столице и во время гастролей по стране искрящуюся жизнерадостную музыку…

В ту пору я учился на втором курсе института. Однажды ко мне подошел мой сокурсник Эдик и сказал: “У тебя же отличный музыкальный слух! Приходи петь к нам в хор!” “Слух-то у меня хороший, - ответил я, - но голос…” “Неважно, там принимают всех. Иначе все равно тебе дадут какую-нибудь общественную нагрузку! Так уж лучше петь…” Придя на репетицию хора, я услышал, что там разучивали отнюдь не “Эх, хорошо в стране советской жить!”, а что-то совершенно незнакомое и достаточно необычное. Это была песня, в мелодии которой чувствовались джазовые интонации. За ритмом трудно было уследить, он все время менялся:

О, как одинок я,
Ах, без вас как без воды
Цветок я!
Так не губите меня,
Спасите меня,
Спасите меня
Скорей!

Хористы пели с явным удовольствием. Руководил ими известный в городе хормейстер по фамилии Птиц.

Зазвучала другая песня, в ином ритме и темпе, но несложно было догадаться, что ее сочинил тот же композитор:

И мы с тобой вдвоем
Гнездо совьем,
И песню запоем
В гнезде своем,
И будешь ты со мной,
Любимый мой.

Фамилию композитора я запомнил - Джордж Гершвин. С годами я полюбил музыку этого американца, не пропускал ни одного концерта, где исполнялись его симфонические произведения, покупал пластинки с записью его фортепьянных сочинений в исполнении разных пианистов. Мне по сей день доставляют огромное удовольствие фортепьянные вариации на темы песен Гершвина в блистательной интерпретации моего земляка, известного джазового пианиста Леонида Чижика, а также бессмертные “Порги и Бесс”, “Американец в Париже”. Но самой любимой вещью остается для меня “Рапсодия в блюзовых тонах”. Я знал ее на память всю, до последней ноты. Собирал ее записи в самых разнообразных исполнениях, переложениях (например, собственное переложение для трубы с оркестром играл замечательный советский трубач Тимофей Докшицер) и даже аранжировках - для симфонических, джазовых и оркестров народных инструментов.

Но самая дорогая - цфасмановская…

В 1958 году моему отцу, инвалиду войны, дали путевку в один из санаториев в Сочи. Папа взял меня с собой, поскольку нуждался в помощи. Санаторий считался шахтерским, но вместе с горняками в нем поправляли свое здоровье партийные бонзы. Они имели возможность приглашать в концертный зал здравницы кого угодно. Цфасман приехал в город на гастроли и однажды появился в санатории. Отобедавшие, не спеша, направлялись в зал, где уже сидел за роялем маэстро. Сугубо “прозаическая” атмосфера, казалось, ничуть не смущала артиста, и он спокойно ожидал. Наконец, публика угомонилась, и Цфасман начал играть. Это были часто передаваемые по радио его фортепьянные фантазии на темы популярных песен советских композиторов. Когда Александр Наумович сыграл свою блестящую импровизацию - с неожиданными, как у Глена Миллера, ритмическими паузами, острыми синкопами, множеством арабесок - на тему песни Соловьева-Седого “Потому что мы пилоты”, я не удержался и в восхищении зааплодировал. Мои хлопки, никем не подхваченные, сиротливо погасли, а Цфасман, улыбнувшись, бросил взгляд в мою сторону.

Концерт закончился. Публика покидала зал. Но несколько человек остались. Озорно сверкнув глазами, Цфасман спросил у них: “Не хотите ли послушать одну музыкальную шутку?” И, пододвинув коротким движением стул к роялю, начал играть. Казалось, звучал целый оркестр. Это была увертюра к опере Бизе “Кармен” и, одновременно, песня “Варяг” - помните: “Наверх вы, товарищи, все по местам…”? Но в тот момент, когда я об этом догадался, послышались куплеты “Эскамильо”, а завершилось все легкомысленной штраусовской полечкой, которая ну просто притворилась началом увертюры Бизе…

Цфасман закончил играть, одновременно с финальным аккордом резко поднялся со стула, лукаво посмотрел на слушателей и вдруг обратился ко мне: “А вы, молодой человек, тоже играете?” “Нет…, - ответил я и неожиданно для самого себя выпалил: - Я пою”, вспомнив почему-то свой студенческий хор. И чтобы совсем уж выглядеть идиотом, добавил: “Гершвина…” “Вы любите Гершвина? - удивился Цфасман. - Тогда приходите завтра на мой концерт. Я буду играть его “Рапсодию в блюзовых тонах”…”

И ещё несколько строк вместо эпилога.

Александр Цфасман умер в 1971 году. Он был всего на 8 лет младше Джорджа Гершвина, который родился в 1898-м. Семейное предание гласит: когда Морис Гершович, отец Джорджа, приехал в Америку из Санкт-Петербурга, он, следуя иммигрантской традиции, которая якобы приносит удачу, направился первым делом к статуе Свободы. В пути Морис потерял шляпу - ее унес ветер. В шляпе был спрятан адрес дяди, которого он должен был найти в Бруклине. Морис приехал в Бруклин, не зная ни адреса, ни единого слова по-английски. На смеси идиш и русского он стал расспрашивать людей, не знают ли они портного по фамилии Гринштейн. В Бруклине были сотни Гринштейнов, из которых примерно половина занималась портняжным делом. Но каким-то чудом Морис все же отыскал здесь брата своей матери. С тех пор в семье Гершовичей-Гершвинов считают, что потерянная Морисом шляпа приносит удачу. Возможно и такое. Ведь стал же Джордж Гершвин знаменитым, как, впрочем, и его брат Айра…

sem40.ru

Опубликовано в 7:19 Комментариев (0)

10.01.2008

Биография Александра Цфасмана

С именем Александра Цфасмана - пианиста, композитора, дирижера, аранжировщика и руководителя оркестра связан период советского джаза с середины 20-х и до конца 60-х годов.

Александр Наумович Цфасман родился 14 декабря 1906 года в городе Александровске (ныне Запорожье) в семье парикмахера.

С 7 лет Александр Цфасман обучался игре на скрипке и фортепиано, а с 12 лет поступил на фортепианное отделение музыкального техникума в Нижнем Новгороде. Продолжив обучение в Московской консерватории на фортепианном отделении по классу профессора Ф.М.Блуменфельда, А.Цфасман знакомится с джазом. В 1924 году он пишет ряд танцевальных пьес, которые имеют большой успех: “Эксцентрический танец”, “Грустное настроение” и другие.

В конце 1926 года Александр Цфасман создает первый профессиональный джазовый коллектив в Москве - “АМА-джаз”. С этим оркестром Цфасман выступает в саду “Эрмитаж”, а также на эстрадах больших ресторанов и в фойе крупнейших кинотеатров.

В конце 1927 года оркестр Александра Цфасмана исполнил джазовую музыку по радио. Это была первая джазовая радиопередача в СССР. Чуть позже его коллектив записывается на пластинки, которые являются одними из первых советских джазовых грамзаписей.

К сожалению, после этого оркестр Цфасмана не записывался на пластинки до 1937 года, несмотря на успешную творческую деятельность, примером которой может служить выступление коллектива Александра Цфасмана на показе джаз-оркестров, организованном московским Клубом мастеров искусств в конце 1936 года. По мнению Евгения Габриловича, оркестр Цфасмана выступил на этом смотре лучшим по всем показателям.

В 1937 году появилось на свет 4 записи в исполнении его коллектива. Это были цфасмановские “В дальний путь” , “На берегу моря” и “Неудачное свидание”, а также обработка известного польского танго “Последнее воскресенье”, выпущенное под названием “Расставание”, в обиходе более известное как “Утомленное солнце”. На трех из этих пластинок вокальную партию исполнил постоянный солист цфасмановского джаза Павел Михайлов, певец тонкого лирического дарования, которое неизменно покоряло сердца слушателей. Вслед за этими записями появились пластинки с инструментальными пьесами: “Звуки джаза”, “Фокс-краковяк”, “О’ кэй”, “Веселая прогулка”, “Последний летний день”, “Мне грустно без тебя”, “Я люблю танцевать” и лирическими песнями “Как же мне забыть”, “Тебя здесь нет”, “Я не прощаюсь”, “Случайная встреча”.

Несмотря на огромную занятость в своем коллективе Александр Цфасман продолжал концертировать с сольными программами как пианист. Пианистический талант Цфасмана вызывал восхищение таких выдающихся музыкантов как А.Гольденвейзер, К.Игумнов, Г.Нейгауз, Д.Шостакович. Пианизм и композиторское творчество слиты в искусстве Александра Цфасмана воедино. Подавляющее число созданных им произведений предназначены для фортепиано, а затем аранжированы для джаз-оркестра. В основном это танцы, песни, фантазии и обработки популярных мелодий. Однако у Цфасмана есть и произведения крупной формы. Среди них балетная сюита “Рот-фронт” для оркестра (1931 год), концерт для фортепиано с джаз-оркестром (1941 год) и концерт для фортепиано с симфоническим оркестром (1956 год). Александр Цфасман написал также немало музыки к театральным постановкам и кинофильмам.

В 1939 году оркестр Александра Цфасмана приглашается для работы на Всесоюзном радио, перенимая эстафету из рук Александра Варламова, чей коллектив пришел туда годом раньше. В этом же году коллектив Цфасмана записывает на пластинки такие миниатюры как “Я жду письма”, “Никто Вас не заменит”, “Анна”, “Воспоминание”, “Лодочка”, “Возврата нет”, “Парень с юга”, “Лунный вечер”, “Свидание с любимой”, “Я в хорошем настроении”. С этого момента и до 1946 года его коллектив становится штатным джазовым оркестром Всесоюзного радиокомитета (джаз-оркестр ВРК). Это является важной вехой в творческой биографии музыканта и его коллектива. С одной стороны, советская джазовая музыка начала регулярно звучать по радио, ее слышали во всех уголках страны, а с другой стороны, коллектив Александра Цфасмана как штатный джаз-оркестр ВРК стал приглашать к сотрудничеству многих солистов Всесоюзного радио, таких как А.Клещева, К.Новикова, К.Малахов, А.Погодин.

В 1939 году состоялась первая советская джазовая телепередача. В ней выступал оркестр Цфасмана.

В годы Второй мировой войны коллектив Александра Цфасмана обращается к военной тематике, внося свой вклад в борьбу с врагом с помощью своего искусства. Так, уже первый военный номер газеты “Советское искусство” сообщал, что “для джаз-оркестров в ближайшее время будут изданы ноты антифашистских песен Д.Кабалевского и А.Цфасмана”. Весной 1942 года джаз-оркестр ВРК в полном составе выехал на Центральный фронт. Цфасманом как композитором были написаны такие замечательные песни на военные темы как “Все равно”, “Моя любовь”, “Веселый танкист”, “Молодые моряки”. После открытия второго фронта в репертуаре оркестра все чаще начинают появляться произведения английских и американских авторов. Примером этого может служить великолепное исполнение “Лирического фокстрота” Д.Керна из американского кинофильма “Песнь о России”.

В 1946 году Цфасман был приглашен работать музыкальным руководителем театра “Эрмитаж”, где собрал симфоджаз. Этот год также примечателен выпуском пластинки, на которой Александр Цфасман аккомпанирует на фортепиано Леониду Утесову (”Когда проходит молодость”, “Домик на Лесной”).

Дальнейшая творческая судьба Цфасмана была также неразрывно связана с джазом. Несмотря на то, что стиль джазовой музыки после войны в корне изменился, Цфасман оставался верен себе и его произведения послевоенного периода также покоряли сердца слушателей. Так, композитор Андрей Эшпай говорил о Цфасмане: “Меня неизменно восхищает в нем неистощимый запас энергии, творческой выдумки, изобретательности. Причем Цфасман всегда остается Цфасманом, ни на кого не похожим, самобытным исполнителем. Здесь сказывается и большая культура, и блестящее мастерство (еще бы, школа Блуменфельда!), и увлеченность искусством”. В 1951 году Дмитрий Дмитриевич Шостакович, сам неоднократно выступавший в концертных залах в качестве пианиста, писал Цфасману: “Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Я написал для картины “Незабываемый 1919 год” нечто вроде фортепианного концерта. Для Вас он не представляет трудностей. Сам же я его сыграть не могу. Очень просим Вас не отказаться и сыграть его. Повторяю: для Вас это будет не трудно”. И, наконец, примером тому также может служить и небывалый успех юбилейного концерта Александра Цфасмана, состоявшегося в декабре 1956 года в Колонном зале Дома Союзов, где музыкант в который раз продемонстрировал талант композитора, пианиста и дирижера.

patefon.knet.ru

Опубликовано в 7:19 Комментариев (0)

30.12.2007

Амурные волны Утесова

Алла Азарина: “Он прыгал между женщинами, как мячик”.

Судьба свела меня с замечательной актрисой Аллой Азариной. Люди среднего и старшего поколения ее прекрасно помнят. Однако мало кто знает, что именно ей посчастливилось стать “последней творческой музой” великого Утесова. Встреча молодой, талантливой, красивой актрисы и знаменитого мэтра преклонного возраста оказалась судьбоносной. И не только потому, что они создали уникальный спектакль, легенда о котором жива до сих пор. Просто именно благодаря этому спектаклю удалось раскрыть главную тайну великого артиста.

- Алла Александровна, в чем, собственно, заключалась тайна?

- Ну, тайны, может, никакой и не было. Скорее уникальная история, которая волею судеб мне была доверена. Со своей стороны, я всегда задавалась вопросом, почему именно мне. За какие такие заслуги?

- Страшно заинтриговали. Что за тайна?

- Все началось с “Путешествия дилетантов”. Помните такой роман Окуджавы?

- Очень хорошо.

- Его тогда только напечатали, и я, когда его прочла, была совершенно потрясена, загорелась сыграть его на сцене - в моноспектакле. Сделала инсценировку. Булат Шалвович помог мне в этом. Все-таки 600 страниц текста превратить в двухчасовой спектакль - тяжелый труд. И с тетрадочками - у меня все от руки было написано - явилась к Утесову домой.

- Почему именно домой?

- Так было удобнее. Во-первых, он чувствовал себя неважно. Дита, его дочь, болела. Болел ее муж. Все это сказывалось на настроении Леонида Осиповича. Во-вторых, в кабинете у него стоял рояль. А я по ходу спектакля должна была петь.

Вот сейчас вспомнила, что когда мы шли к нему на первую репетицию, то договорились с моим пианистом встретиться около его дома. Это в Каретном Ряду. А мой пианист опоздал минут на пять. Когда мы поднялись к Утесову, он был вне себя. Я думала, потолок рухнет. Он кричал: “Я за всю жизнь ни разу никуда не опаздывал”. Мы извинялись и так и сяк: и троллейбус застрял где-то, и еще что-то- В общем, он еле отошел. На последующие репетиции мы уже приходили минут за 10 и бродили вокруг его дома, как тени, а потом минута в минуту поднимались в квартиру.

И вот во время первой встречи я стала ему читать. Вы знаете, Утесов оказался совершенно уникальным зрителем. Такого зрителя у меня никогда больше не было. Он мог заплакать, если у меня какая-то грустная нота появлялась- Мог захохотать, откинув голову, если было смешно- Совершенно неожиданно между мной и ним возникла какая-то невероятная аура, так что я, еще собственно ничего не репетируя, а просто читая инсценировку, исполнила все так, как потом мне ни разу не удалось со сцены. Вы роман хорошо помните?

- Признаться, отчасти.

- Героиня по имени Лавиния влюбилась в князя Сергея Мятлева, и они вдвоем сбежали из Петербурга. Трагическая история любви, которая внезапно оборвалась. Я когда закончила все это Утесову читать, Утесов сказал мне такую смешную фразу: “Если мы доведем это все до конца - это будет контрреволюция”.

- Почему “контрреволюция”?

- То же самое и я его тогда спросила. А он говорит: “Ну как же. Сейчас же о любви разве кто-нибудь так пишет? Кто-нибудь говорит так о любви? Это же все как-то мимо людей проходит, а ведь это основа нашей жизни. Что такое человеческая жизнь? Если память о чем-то остается, так только о любви…” И вдруг он как-то странно замолчал. Отреагировал так, что я поняла - у него что-то личное.

- Это как? Он схватил вас за платье?

- Вы смеетесь? Он повернулся, у него за спиной такой секретер стоял, не выдвижной ящик, а с поднимающейся крышкой, открыл его и достал какую-то шкатулку. Из этой шкатулки вынул две фотографии. Я помню его руки. Они немножко дрожали, когда держали эти пожелтевшие карточки. На одной из них была изображена дама, очень красивая, в роскошной шляпе.

- А на другой?

- Я не разглядела. Он мне быстро показал эти фотографии и сказал: “Вот эти снимки всю жизнь пролежали у меня в секретере. Моя жена об этом знала. Но никогда не смела их брать. Здесь сфотографирована женщина, которую я очень любил. Она была актриса, певица, опереточная певица Немировская, полька- Мы вместе играли в спектакле “Сильва”. И я был в нее очень влюблен. Но я был женат. У меня была Дита”.

- Он вам это сказал прямо на первой встрече?

- Ну практически да. Это все происходило, наверное, где-то за месяц до его смерти. Перед тем, как он внезапно заболел. У него с сердцем стало очень плохо. Оказалось, был инфаркт, который пропустили. И вот, словно чувствуя, что с ним случится, он стал рассказывать мне свою невероятную историю. Историю любви.

Я не знала, как реагировать. Я была для него абсолютно чужой, незнакомый человек. И вдруг он так откровенно- И почему именно мне? Потом я много об этом думала. Наверное, он хотел, чтобы это не кануло в Лету. Для чего - не знаю.

- Может быть, Утесов влюбился? Вы не были похожи на Немировскую?

- Я не обратила на это внимания. Нет, не думаю…

- Почему же? Вы же не разглядели хорошенько те фотографии?

- Нет. Мне просто кажется, что его натолкнула на эти воспоминания окуджавская история. Он не предполагал, что она окажется настолько схожа с его судьбой. У Окуджавы герои романа вместе убегали, чтобы всю жизнь быть вместе, а он этого не сделал-

- Говорите об истории взаимоотношений Немировской и Утесова?

- Да. Они с Немировской играли вместе спектакли. Он в нее влюбился. И жена, Елена Осиповна, об этом узнала. Но Елена Осиповна никаких скандалов устраивать не стала. Утесов периодически жил то с этой дамой, то к семье уходил. Он так и говорил: “Эти две женщины жонглировали мной, как мячиком. Моя жена периодически звонила Немировской и говорила: “Слушайте, ну, заберите его уже себе, я от него отказываюсь, не хочу с ним никаких дел иметь”. И я уходил туда. Потом звонила Немировская и говорила Елене Осиповне: “Я не могу с ним жить, забирайте его обратно”.

- Видимо, эти две женщины были очень мудрые и знали толк в том, как обращаться с мужчиной, угодившим в силки страсти. Однако интересно другое: если Леонид Осипович так любил, почему не развелся?

- Я тоже спрашивала. “Вы понимаете, - отвечал он, - когда я жил в Одессе, то у нас, на нашей маленькой одесской улочке, был совершенно немыслим “развод”. Я ведь был женат, и у меня была дочка. Развод был бы сродни взрыву бомбы. Поэтому я метался то туда, то сюда. И вот в один из дней, когда мы играли спектакль, я наконец понял, что должен что-то делать. Спектакль уже подходил к концу, вдруг я вижу, как в зал входит Елена Осиповна. И стоит, как бы ждет чего. Это меня подтолкнуло. Я тихонечко выбрался из театра, без вещей, сел на извозчика, помчался на вокзал, и оттуда уехал в Питер, то есть в Ленинград”.

- Так он к Немировской в Ленинград уехал?

- Что вы! Он сбежал от них обоих.

- А Немировская оставалась…

- … в том самом городке, где они гастролировали. Он сбежал в город на Неве, жил один. Долго мучился и в конце концов вернулся к Елене Осиповне. Она же была совершенно уникальная женщина. А Немировская вскоре после этого, узнав, что Леонид Осипович вернулся к жене, уехала в Польшу. Ее постоянно звали на гастроли. И она этим воспользовалась, чтобы порвать отношения.

“Прошло много лет, - рассказывал Леонид Осипович, - я не знал ни где она, ни что с ней. И вдруг в одной газете я случайно читаю, что знаменитая польская актриса Немировская трагически погибла. Ехала в поезде со своей камеристкой. Камеристка стала разжигать керосинку, пролила керосин, вспыхнул огонь… И обе моментально сгорели в пламени”.

- Любовь, сгоревшая в огне. Невероятная история.

- Когда Леонид Осипович закончил рассказ, он показал мне маленькую заметку, что хранил у себя в шкатулке. Сколько лет он ее хранил?! Шестьдесят? Елена Осиповна никогда не заглядывала в его шкатулку. Уважала чувство мужа.

Мне очень хотелось что-то расспросить у него еще, но я была ужасно зажата, стеснялась и не знала, можно ли задавать какие-то вопросы, тактично это, не тактично. Как он сам мне сказал: “Да, у меня не хватило смелости, как вот у героя романа - Сергея Мятлева. Не хватило.”

И в этой фразе я почувствовала такое сожаление и еще какое-то ощущение его вины перед этой женщиной, которое он пронес через всю жизнь.

- Да-а, грустная история. Как-то даже не вяжется с представлением о нем как о вечном весельчаке. Мы многое знаем о его юморе, смехе, о том, какой это был король… Но что это был трагический король, слышу в первый раз.

- Абсолютно трагический. Для меня, во всяком случае… Однажды я пришла к нему, и он начал нашу репетицию с того, что стал читать “Достиг я высшей власти…” из Бориса Годунова. Монолог. Это не всякий драматический актер-трагик сможет прочитать. А что тогда сыграл передо мной Утесов, сидя в кресле, показалось просто невероятным. Ему очень хотелось, чтобы его во МХАТ пригласили. Он говорил: “Я все ждал, когда меня во МХАТ позовут. Но не позвали”.

- Значит, не об эстраде он мечтал?

- “Мечта в моей жизни была только одна, - сказал он мне однажды, - быть дирижером симфонического оркестра”. Вы посмотрите на его фотографию, что он мне подарил, - он, кстати, любил именно этот снимок, - посмотрите, какой он здесь: грустный, печальный, сколько у него тут тоски… Эстрадный певец- Вроде должна быть легкость. Всю жизнь всех развлекал. А вот мне кажется, что его настоящая суть была такая, как на этом снимке. Трагическая. Сначала потерял жену. Потом потерял дочь. Это же невозможно пережить.

- А как произошла трагедия с его дочерью Эдит?

- Тяжело про это рассказывать…

- Дита ведь жила вместе с ним?

- В одном доме, на одной лестничной площадке. У нее тоже личная жизнь плохо сложилась. Любимый муж, режиссер, 20 лет болел неизлечимой болезнью.

- И детей у них не было?

- Нет. Да и сама Дита была не очень здоровая. Она болела, долго болела. Ее подкосила история с выживанием ее из оркестра отца. Министерство культуры буквально завалили анонимными письмами, что Леонид Осипович разводит семейственность в своем оркестре, и Дита ушла. Психологически это ее больно ударило. Это не очень рекламировалось, но она была подвержена депрессиям. Лежала иногда сутками, не выходя из квартиры. А потом ужасная болезнь.

После того как Утесов ее похоронил, прошел какой-то период - дней десять, мы не виделись. Потом я к нему приехала. Он показывал мне письма - со всего Союза, которые приходили к нему в поддержку, чтобы он не падал духом. Одно письмо он очень бережно хранил. Какая-то женщина ему написала: “Я представляю, что вы можете переживать, когда ваша единственная дочь ушла, примите нашу поддержку, мою любовь…” Он, когда мне это письмо читал, все время плакал. Руки у него дрожали…

- Вы стали последней, кто с ним общался перед смертью?

- Практически да. Он после смерти Диты, по существу, никого уже не принимал. Да и не приходил к нему никто. За 10 дней до смерти я приехала к нему в последний раз. Помню, я позвонила, уже зная, что он себя плохо чувствует. У него все время почему-то болело сердце. А Тоня, его последняя жена, каждый раз говорила: “Да вот, вызвали врача из районной поликлиники”. Я говорю: “Ну как же… Вызовите специалиста… Давайте, я вам дам хорошего профессора-сердечника, пусть…” - “Нет. Леонид Осипович не хочет. К нам ходит девочка из районной поликлиники. Она ему нравится, и он ей верит”. В результате врач проглядела у него инфаркт…

Он же был всю жизнь очень здоровый человек, одессит, спортсмен, плавал, никогда ничем не болел. Заболело сердце, думал, пройдет.

Когда я в последний раз позвонила, Тоня говорит: “Он плохо себя чувствует”. Потом я слышу в трубку, он кричит: “Тоня, кто там?” - “Это Алла”. - “Пусть приезжает”. Вот я и приехала к нему. Самая последняя. Он мне тогда письмо на смерть Диты прочитал, а потом Лермонтова, “Выхожу один я на дорогу”.

- Для него тут, наверное, главное слово было “один”. Я правильно понял?

- Да. Тема последних лет его жизни - тема одиночества. В связи с этим и Тоня, вторая жена, возникла. Все не случайно получилось.

- Тема?..

- Конечно. Дикий страх одиночества. Когда умерла Дита, слово “одиночество” стало для него невероятно болезненным. Даже в наших репетициях он всегда обращал внимание на те места, где было это слово. А произносить его не мог. Если произносил его, то со слезами на глазах. Вот отсюда его лермонтовские стихи, которые он читал, отсюда некоторые стихи Окуджавы, которые его трогали за сердце.

- А Антонина Сергеевна при чем?

- Вообще-то она у них по дому помогала. Еще при Елене Осиповне. Никто не знал, что она давным-давно тайно была влюблена в Леонида Осиповича. Видимо, по-женски она все это скрывала. А Леонид Осипович по-мужски не замечал. Когда в его жизни произошла трагедия, не стало Елены Осиповны, потом Диты, он оказался в ужасной ситуации. У него были друзья. Но не было того, кто бы о нем заботился. И вот тогда в его жизни снова появилась Тоня. Человек, уже разменявший девятый десяток, расписался с Антониной Сергеевной. Ему была нужна забота, и он ее получил. Вот и вся история. Почему он был так одинок - вот в чем загадка. Его любила вся страна- а он чувствовал себя как в пустыне.

Леонид Осипович Утесов умер в марте в возрасте 87 лет. Умер спокойно. Странно, что его последнее воспоминание о любимой было связано не с Еленой Осиповной, не с его второй женой - Антониной Сергеевной, а с загадочной, таинственной польской актрисой - Стефанией Немировской. Самое удивительное, что на мой вопрос профессору Левандовскому, большому знатоку польской эстрады, о судьбе Немировской мне был дан короткий и исчерпывающий ответ. Она умерла трагической смертью. Сгорела заживо. Но близко знавшие ее люди говорили, что это было самоубийство на любовной почве. Однако, кого она любила, ее друзья так и не смогли никогда выяснить.

Мне кажется, теперь загадка разрешилась. Самое интересное, что на фотографии Немировская действительно оказалась похожа на Азарину…

sem40.ru

Опубликовано в 7:19 Комментариев (0)

29.12.2007

Леонид Утесов: как стать хорошим артистом

Рассказывает Леонид Усач.

Много раз его запрещали, давили, снимали программы его джаза. Хотя сами запретители любили послушать этого “пошляка” и его оркестр, в котором было - даже страшно подумать - пять саксофонов, этих символов “музыки толстых”. Те, кто запрещали, не обходились без Утесова на своих закрытых вечерах и банкетах, упрашивали его исполнить то, что сами же не разрешали исполнять для обыкновенной публики…

В московском Театральном училище им. Щукина, где я учился в начале 50-х, стало известно, что на встречу со студентами приедет Леонид Утесов. С одной стороны, это было приятное известие: все хотели послушать артиста, слава которого была безгранична. А с другой стороны, думали мы, студенты, ведь это же артист эстрады: совсем другая актерская школа, иные творческие принципы и взгляды. Мы же - артисты одного из престижных творческих вузов, истинные вахтанговцы, и нам чужды легковесные эстрадные приемы.

Потом вдруг вывесили объявление, что Утесов заболел и не приедет. Но Утесов приехал. Как он сам сказал: “Я весь выздоровел и приехал”.

На маленькой сцене гимнастического зала под бурю аплодисментов появился Леонид Осипович. Плотный, даже несколько полноватый, среднего роста. Большая голова, улыбающиеся карие глаза с хитрецой и очень выразительные, крупные черты лица. Во всем активность и подвижность. Вот он прошел на сцену, отодвинул в сторону большой стол и с легкой улыбкой переждал долгие аплодисменты. Потом сел на стул, сделал большую, истинно мхатовскую, наполненную какими-то размышлениями паузу и сказал:

- Так, что будем делать? А?

Тишина в зале.

- Петь я не могу, у моего оркестра сегодня выходной день. Они отдыхают. Я вам так скажу: отдыхать обязательно надо. Я понимаю, что сегодня вместо отдыха вас привели в этот зал для встречи с Утесовым. А Утесов вместо своего отдыха должен вам объяснять, что надо делать, чтобы стать хорошим артистом. Давайте, ребятки, я вам это объясню, и разойдемся по-английски: не прощаясь и не записывая номера телефона. То, что я буду вам говорить, записывать не надо. Это следует запомнить и повторять ежедневно утром. Это не я придумал. У меня даже нет своей системы типа Станиславского. У меня есть собранные за много лет деловые советы моим друзьям-артистам. Это значит - вам.

Начинаем по порядку. Первое и главное условие - круглосуточная работа над собой: в институте, дома, в трамвае, во сне, на улице и во всех других местах. Второе. Тренировать свое тело. Ибо тело артиста - половина успеха. Нужно так тренировать свое тело, чтобы вы, дорогие мои, могли ехать в автобусе, не заходя во внутрь, то есть ехать снаружи, держась на собственных ногах. В Одессе, чтоб вы знали, до сих пор половина пассажиров так и ездит: некоторым душно внутри, и они любят проехать на чистом воздухе без билета. Это я называю “одесские капризы”.

Третье - много читать. В мировой литературе попадаются-таки умные книжки. В них при желании и нормальных умственных способностях можно вычитать кое-что необходимое для творчества.

И наконец, четвертое. Чтобы стать хорошим актером, музыкантом, певцом, художником и так далее, нужно, как минимум, получить от папы и мамы или от Б-га, я уже не говорю много, но хоть чуть-чуть таланта. Талант - это такая мелочь, без которой все предыдущие три пункта не стоят коробки спичек…

Вот и все, что я хотел вам сказать, мои друзья и соперники. Спасибо за внимание. Официальная часть закончена.

Так я познакомился с Леонидом Осиповичем Утесовым. Потом мы встречались бесчисленное количество раз как артисты эстрады.

Помню много его устных рассказов, по большей части сотни раз пересказанных и напечатанных в актерских мемуарах. А вот передать мимику и речь, особенности его одесского юмора еще никому не удавалось. Мало кто из поклонников Утесова-певца знает, что он был, пожалуй, самым ярким в плеяде российских рассказчиков XX века. Еще в двадцатые годы, будучи совсем молодым артистом, выступая в оперетте, ночных кабаре, варьете, где пел, танцевал, играл миниатюры, он очень успешно исполнял и юмористические рассказы. Слушатели, как правило, сидели за столиками, выпивали и закусывали. Танцор, фокусник или мим могут выступать в этих условиях. А рассказчику нужно сделать какое-то чудо, чтобы оторвать зрителя от вкусной еды и горячительных напитков. Рассказчику нужно, чтобы, взглянув на сцену, посетитель отодвинул чашечку с кофе, забыл, что остывает бифштекс, и пальцем показал официанту, чтоб он без шума открывал бутылки.

В подобных, прямо говоря, невероятных ресторанно-питейных условиях Утесов имел грандиозный успех. Именно на него шла публика в эти заведения. Достаточно было на афише написать: “Сегодня Ледя Утесов расскажет кое-что смешное” - и зал был полон.

sem40.ru

Опубликовано в 7:19 Комментариев (0)

30.11.2007

Биография Леонида Утесова

Эстрадный певец, актер театра и кино Утесов Леонид Осипович (настоящее имя Лазарь Иосифович Вайсбейн) родился 9 марта 1895 года в Одессе.

Учился в Одессе в коммерческом училище Файга, откуда в 1909 году был отчислен за плохую успеваемость и низкую дисциплину. После непродолжительной работы в бродячем цирке (в качестве гимнаста) вернулся в Одессу, где учился играть на скрипке.

В 1912 году устроился в Кременчугский театр миниатюр; тогда же взял сценический псевдоним Утесов. Начиная с 1913 года играл в одесской труппе К.Г. Розанова (Большой и Малый Ришельевские театры), Херсонском театре миниатюр, передвижном театре миниатюр «Мозаика» (1914 г.).

В 1917 году занял 1-е место на конкурсе куплетистов в Гомеле и в том же году организовал в Москве небольшой оркестр, с которым выступал в саду «Эрмитаж».

В 1919 году состоялся кинематографический дебют Утесова — в роли адвоката Зарудного в фильме «Лейтенант Шмидт — борец за свободу».

В 1921-28 годах играл в таких театрах, как Театр революционной сатиры (Москва), Театр музыкальной комедии, Палас-театр, Свободный театр (Ленинград), «Маринэ» (г.Рига). В 1925 году снялся в двух фильмах Б. Светлова — «Карьера Спирьки Шпандыря» и «Чужие».

В 1928 году после поездки в Париж, где впервые услышал профессиональный джаз, собрал музыкантов и стал готовить джазовую программу. 8 марта 1929 года на сцене Малого оперного театра (г.Ленинград) дебютировал театрализованный джаз Леонида Утесова с программой «Теа-джаз». Это был совершенно новый для эстрады того периода жанр. Утесов совмещал дирижирование с конферансом, танцами, пением, игрой на скрипке, чтением стихов. Разыгрывались разнообразные сценки между музыкантами и дирижером. Все выступление было режиссерски объединено, начиная со знакомства с публикой и кончая прощальной песней “Пока”, для трансляции которой использовались киноэкран и репродукторы, установленные на фасаде концертного здания. Предтечей этой программы можно считать спектакль Утесова «От трагедии до трапеции» (первая половина 20-х годов), в котором он проявил себя как синтетический актер: на протяжении шестичасового сценического действия из революционера Федора Раскольникова он превращался в царя Менелая из оперетты «Прекрасная Елена», в дивертисменте играл соло на гитаре, появлялся в облике скрипача, пел, аккомпанируя себе на гитаре, танцевал в паре с балериной и завершал представление упражнениями на трапеции.

В первые годы работы Утесова с джазом проявилось его пристрастие к так называемому блатному фольклору. Еще в 1929 году в спектакле Ленинградского театра сатиры «Республика на колесах» прозвучала песня “С одесского кичмана”, которую вскоре объявили «манифестом блатной романтики» и запретили. В программу «Теа-джаз» были включены песни Лимончики, Гоп со смыком. Блатной фольклор в исполнении Утесова приобрел ироническую интонацию, снимавшую воровскую романтику. В своих выступлениях он часто использовал популярные мелодии с новыми текстами. В начале 30-х годов поэт-песенник В. Лебедев-Кумач по просьбе Утесова написал новые тексты для песен Подруженьки и Мурка, вошедшие в репертуар певца как “Джаз-болельщик” и “У окошка”.

Вторая программа оркестра «Джаз на повороте» (1930 год) состояла из оркестровых фантазий на темы народных песен и четырех рапсодий, написанных И. О. Дунаевским, — Русской, Украинской, Еврейской и Советской. По-новому зазвучали популярные мелодии Во субботу день ненастный, Виют витры и др. В дальнейшем Утесов часто включал в свои программы джазовые интерпретации мелодий народов СССР, объясняя это так: «Если у американского джаза негритянский фольклор, то почему у нас не может быть грузинского, армянского или украинского?».

В 1933 году в репертуаре коллектива появляется пьеса «Музыкальный магазин» (авторы Н. Р. Эрдман, В. З. Масс), представляющая собой ряд небольших комических эпизодов, происходящих в музыкальном магазине в течение рабочего дня. В одной из сцен оркестр пародировал механизированный, бездушный джаз, исполняя переложенные Дунаевским в ритме фокстрота арию индийского гостя из «Садко» Н. А. Римского-Корсакова, «Сердце красавицы» из «Риголетто» Дж. Верди и некоторые темы из «Евгения Онегина» П. И. Чайковского. Успех джазовой интерпретации классических произведений во многом определил содержание следую щей программы оркестра — «Кармен и другие», в которой комически обыгрываемые эпизоды известной оперы сопровождались оджазированной музыкой Ж. Бизе.

В 1934 году на экраны кинотеатров вышел фильм Г. Александрова «Веселые ребята», в котором снимался весь оркестр Утесова. Общее настроение картины определили песни Дунаевского на стихи Лебедева-Кумача: “Сердце, тебе не хочется покоя” и “Марш веселых ребят” в исполнении Леонида Утесова. Песни обрели большую популярность. Проходивший в Лондоне конгресс мира и дружбы с СССР (1937 год) заканчивался под “Марш веселых ребят”.

С 1936 года в выступлениях оркестра принимает участие Эдит Утесова (дочь певца), актриса театра им. Вахтангова.

В 1937 году джаз-оркестр Утесова представил программу в двух отделениях «Песни моей Родины». В первую часть вошли песни о гражданской войне (”Тачанка”, “Полюшко”), вторую составили лирические и комедийные песни. Программа шла несколько лет, вплоть до начала Великой Отечественной войны. В 1938 году Утесов в качестве художественного руководителя выпустил спектакль «Два корабля», в котором прозвучали песни “Варяг”, “Раскинулось море широко”, “Моряки”, “Краснофлотский марш”, “Баллада о неизвестном моряке”.

В 1939 году написал свою первую книгу «Записки актера». Играл роль директора кардиологического санатория «Спасибо, сердце» в спектакле-водевиле «Много шума из тишины», где исполнил песни “Тайна”, “Му-му”, сразу ставшие популярными. В том же году играл, пел и дирижировал оркестром в киноконцерте «Пароход», который по праву считается прообразом современных видеоклипов.

Объявление о начале войны застает Утесова во время репетиции новой программы «Напевая, шутя и играя» в московском «Эрмитаже». Желая поддержать солдат, оркестр в короткий срок создает первую военную программу «Бей врага!», в которой наряду с уже известными песнями звучат новые произведения: “И не раз и не два мы врага учили”, “Партизан Морозко”, “Привет морскому ветру”. За первый год войны оркестр дал свыше 200 концертов на заводах, кораблях, в действующей армии на Калининском фронте, постоянно включая в программу новые песни: “Жди меня”, “В землянке”, “Темная ночь”, “Одессит Мишка”, сатирические антифашистские частушки “Гадам нет пощады!”.

В июне 1942 года Леониду Утесову было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР. Вторая программа военных лет «Напевая, шутя и играя» явилась откликом на начало серьезных успехов Советской армии. В нее были включены песни: “Прощание”, “Пароход”, “Десять дочерей”, “Два друга”. В 1944 году оркестр представил новую джаз-фантазию «Салют», в которой прозвучали отрывки из симфонических произведений, свыше двадцати старых и новых песен, лирические и сатирические интермедии. 9 мая 1945 года при огромном стечении народа Утесов выступил с оркестром на открытой эстраде на площади Свердлова в Москве.

К 800-летию Москвы (1947 год) утесовский коллектив подготовил оркестровую фантазию «Москва», в финале которой впервые исполнялась песня Дунаевского Дорогие мои москвичи! В 1952 году появилась программа «Музыка толстых», центральное место в которой занимала сатира на международные темы. 25-летие коллектива (1954 год) было отмечено эстрадным спектаклем «Серебряная свадьба», в котором среди прочих Утесов исполнил одно из последних произведений Дунаевского “Я песне отдал все сполна”. Песня вошла в фильм «Веселые звезды» (экранизация эстрадного концерта).

В марте 1960 году в Московском театре эстрады была представлена программа «Тридцать лет спустя». В ней, наряду с обычным репертуаром, оркестр исполнил сложные классические произведения — марш С. С. Прокофьева из оперы «Любовь к трем апельсинам» и пьесу К. Дебюсси Reverie. Отличие от западного, якобы чисто танцевального джаза, подчеркивалось пародийным номером «Эволюция западного танца».

В 1965 году Леониду Утесову было присвоено звание народного артиста СССР. Он стал первым артистом эстрады, удостоенным этого звания. 9 октября 1966 года на концерте в ЦДСА артист почувствовал себя плохо. Через некоторое время он решил покинуть сцену. В оставшиеся 16 лет жизни Утесов написал еще одну книгу «Спасибо, сердце!», руководил оркестром, много снимался на телевидении, но практически не выходил на сцену. В декабре 1981 года состоялось последнее выступление Утесова.

Музыкальные критики часто обвиняли Утесова в отсутствии певческого голоса. Леонид Осипович неизменно отвечал: «Пусть так! Я пою не голосом — я пою сердцем!».

Умер Леонид Осипович Утесов 9 марта 1982 года в Москве.

Опубликовано в 4:16 Комментариев (1)

14.11.2007

Олега Лундстрема вспоминают коллеги

Жена называла его неунывающим оптимистом.

«Я всегда жил по принципу - не надо биться головой об стенку, если не можешь ее проломить», - говорил о себе сам маэстро.

Галахов Олег Борисович, композитор, председатель Союза композиторов Москвы, заслуженный деятель искусств РФ.

- Олег Лундстрем - это легендарная фигура, легендарный музыкант. Один из основоположников советского джаза. Человек потрясающей биографии, который в самое трудное время сумел прожить такую долгую и творчески счастливую жизнь.

Шаинский Владимир Яковлевич, композитор, народный артист России, заслуженный деятель искусств РФ

- Олег - душевный, милейшей души человек, талантливейший музыкант. Он всю свою жизнь хотел заниматься музыкой, которую любил. Хотел жить и заниматься любимым делом. Слава Богу, что, прожив почти 90 лет, он побаловал нас своим обществом. Я его хорошо знал, хотя не могу сказать, что мы дружили. Основные перипетии его судьбы мне хорошо известны. Сталинский режим принял его без особого восторга. После своего возвращения из заграницы в 1947-м Олег не имел возможности сразу поселиться ни в Москве, ни в Ленинграде. Его поселили в Казани: с одной стороны, это можно воспринять как огромную награду партии и правительства (Казань – прекрасный город), но отношение к нему, как человеку из Харбина, из среды русских эмигрантов, было негативным.

Задолго до нашего с ним знакомства, я уже относился к нему с колоссальным уважением. Его оркестр славился высоким качеством исполнения. Теперь, когда я начинаю сравнивать эстрадный оркестр Утесова (одного из лучших в свое время), оркестр Александра Цфасмана (тоже еще довоенный), я не могу сказать, что Лундстрем играл лучше. Но репутация была очень высокой. Как считалось, самый лучший джазовый оркестр в СССР – это оркестр Лундстрема. Я сам работал в оркестре Утесова и серьезно занимался джазом, когда мне было 17-19 лет. Однако я так хорошо не знал музыки Дюка Эллингтона, как Олег. Да и кто тогда ее у нас знал?! Лундстрем имел возможность знать зарубежный джаз лучше советских джазменов.

Олег – глубоко порядочный человек, добрый, хороший мужик. Честный. Мне не приходилось слышать ни об одном сомнительном поступке, якобы совершенным им. Олег – труженик, который много сделал для пропаганды и развития джазового искусства.

Алексей Козлов, российский джазмен, руководитель ансамбля “Арсенал”

- Для меня Олег Леонидович Лундстрем является образцом нашего отечественного джазмена. Я его всегда внутренне называю патриархом вообще российского джаза. Мало кто знает, что еще находясь за рубежом, по-моему, в Харбине, состав его оркестра, созданный в 1934-м году, весь состав - дети русских работников, по-моему, КВЖД, - когда война началась, они попросились в СССР, чтобы воевать с фашистами. Им отказали. И потом, уже в 1947-м году, их впустили в Советский Союз, и выяснилось, что они патриоты России, несмотря на то, что джаз после 1947-го года у нас был признан вражеским искусством. И все равно они стремились сюда и каким-то чудом они не попали в лагеря. Их поселили в Казани, где они находились уже до времен Хрущева, когда их перевели в Москву. И потом всю свою жизнь, уже в СССР, Олег Леонидович посвятил пропаганде настоящего джаза как классического американского, так уже и собственного. И он - патриот, несмотря ни на что. Это меня всегда в нем восхищало, и я с него брал пример. Он остался настоящим российским советским джазменом.

Правда.Ру

Опубликовано в 4:16 Комментариев (0)

10.11.2007

Состав оркестра Олега Лундстрема

Фрумкин Борис Михайлович - Художественный руководитель, Заслуженный артист России

Кадерский Владислав Трофимович - Дирижер, заслуженный артист России

Трубы

Васин Анатолий Михайлович - заслуженный артист России
Востоков Петр Вадимович
Кочетов Ростислав Владимирович
Парфёнов Юрий Васильевич - заслуженный артист России (1996 г.)

Тромбоны

Коновалов Александр Викторович
Кулеев Рашид Исламович
Павлий Роман Викторович

Саксофоны

Волков Иван Иванович - заслуженный артист России, тенор
Прушинский Денис Владимирович
Секачев Роман Сергеевич - баритон
Текучев Святослав Иванович - альт
Швытов Денис Вячеславович - альт

Ритм - секция

Брыксин Александр Петрович - перкуссия - заслуженный артист России
Журкин Владимир Вячеславович - ударные, заслуженный артист России
Окунь Михаил Моисеевич фортепиано - заслуженный артист России (1996 г.)
Уланов Игорь Гельтович - контрабас

Вокал. Квартет “Москва-Транзит”

Арбузов Дмитрий Иванович - Художественный руководитель
Колосова Лада Владимировна
Постников Игорь Витальевич
Птушко Сергей Федорович
Саркисян Арминэ Саркисовна

Администрация

Балакирев С.И. - звукорежисер, технический директор
Брыксин А.П. - директор, заслуженный артист России
Шураева Н.М. - финансовый директор

Постановочная часть

Королева В.В. - костюмер

http://www.lundstrem-jazz.ru

Опубликовано в 4:16 Комментариев (0)

« Раньше Позже »