Дарсонваль Gezatone Biolift4 118 Дарсонваль Gezatone Biolift4 118. Дарсонваль Gezatone Biolift4 118. Артикул:

03.06.2010

Мария Семушкина: джаз в России – по-прежнему “неформат”

В ближайшие выходные – 5 и 6 июня – на территории подмосковной усадьбы “Архангельское” пройдет крупнейший в России джазовый фестиваль  “Усадьба. Джаз” - живой  путеводитель по миру актуальной джазовой и околоджазовой музыки. В рамках фестиваля соберутся самые разные российские и зарубежные исполнители. О радостях и сложностях “Усадьбы. Джаз” и джазовой музыки вообще РИА Новости рассказала идейный вдохновитель и генеральный продюсер фестиваля, директор агентства “АртМания” Мария Семушкина. Беседовала Тамара Бараненкова.

О джазе

Джаз никогда не был для России “своей” музыкой, утверждает Мария Семушкина, и сегодня ситуация если и меняется, то с большим трудом, а скорее, не меняется вовсе. Дело и в средствах массовой информации, и в политике государства, мало заинтересованном в продвижении и развитии такой музыки, и, в конечном счете, в нашем общем уровне музыкальной культуры.

“Российская публика абсолютно не знает о джазе и актуальных джазовых исполнителях, а если кто-то и  знает, то речь идет об очень ограниченном круге интеллигенции, которая как-то интересуется и стремится к этой музыке сама, вне всяких средств массовой информации. Причем речь не идет об очень богатых людях, о какой-то элите - на своих фестивалях я вижу самую разную публику. Но на самом деле тенденции к тому, чтобы интерес к джазовой музыке развивался и рос, нет”, - говорит Семушкина.

Многие мировые джазовые исполнители, популярные на сегодняшний день во всем мире, до нас попросту не доезжают, а на фоне забивающей собой все и вся попсы, куда, между прочим, вынуждены идти и многие одаренные, прекрасно чувствующие музыку молодые российские музыканты, давно потерялись и классика, и русский романс. Что уж говорить о таком “неформате”, как джаз.

В море музыкальных событий той же Москвы (в провинции все немного по-другому, объясняет Семушкина, - туда можно привезти любую затрапезную звезду, и она все равно соберет зал, но вот на серьезных звезд у регионов денег нет) джазу тоже нелегко: море афиш, море рекламы, море исполнителей.  И это, конечно, не только проблема джаза - это проблема хорошей музыки вообще, музыки, которой деньги на рекламу и раскрутку найти намного труднее, нежели “звездным” и распиаренным артистам.

За немногими исключениями, джаз остается “неформатом” и для радиостанций с телеканалами. “Наверное, у руководства этих каналов осведомленности о джазе не больше, так что надеяться на положительные изменения особенно не приходится”, - резюмирует продюсер фестиваля. Так что продвигать, развивать, привозить и организовывать такие мероприятия сегодня – дело энтузиастов, искренне любящих и понимающих эту музыку.

Конечно, спонсоры есть, но кризис серьезно подкорректировал их расходы - финансовые потоки теперь все больше идут на прямую рекламу, а не на поддержку фестиваля, и сокращаются даже не в два, а в пять раз, при том,  что любая из статей расходов, будь то исполнители или установка сцены, дешевле не становятся.

“Каждый год “Усадьба” - сюрприз не только для слушателей, но и для самих организаторов, - говорит Семушкина. – Дело в том, что генерального спонсора у фестиваля нет, а поэтому гарантий и возможностей заранее планировать исполнителей и программу – тоже. Единственное, на что мы можем полагаться – на своих зрителей и билеты, которые они купят”.

Об “Усадьбе. Джаз”

Но как бы то ни было, фестиваль существует уже седьмой год, и, вопреки всем трудностям и финансовым кризисам, собирает свою публику. По словам Семушкиной,  последнюю “Усадьбу” посетили тридцать тысяч человек. Впечатляет и количество исполнителей: в этом году – более 60-ти коллективов, или 250-ти музыкантов, а площадок, на которых будет звучать музыка, будет пять.

“Второсортных имен на фестивале нет. Примерно за полгода до “Усадьбы” начинаются звонки со всей страны и СНГ: музыкантов, которые хотят попасть к нам, - огромное количество, так что у нас есть возможность выбирать лучших из лучших исходя из концепции мероприятия и площадки. К чисто джазовым исполнителям мы добавляем коллективы, которые играют музыку, из джаза вытекающую – это может быть фанк, r’n’b, шансон в его хорошем смысле, электронная музыка, блюз. Главное – определенный уровень исполнения, планка. Музыкантов действительно много и они очень разные, так что перед тем, как пойти на фестиваль,  программу лучше изучить заранее”, - говорит Семушкина.

Среди иностранных музыкантов, на которых стоит обратить внимание, - несколько известных имен. Две главные площадки фестиваля – “классическую” “Аристократ”, где звучит традиционный джаз, и “демократическую” “Партер”, отведенную для музыкантов джазового мэйн-стрима, этно-джаза и популярной музыки, – в этом году поделят между собой такие исполнители как Аарон Паркс и Zap Mama, Трилок Гурту с SymFusion Orchestra  и Jazzanova.

“Пианист и композитор Аарон Паркс играет современный, модный джаз, это не классика и не мэйн-стрим, это авторская музыка востребованного сегодня музыканта”, - рассказала Семушкина.

Молодой, но достаточно популярный коллектив из Германии Jazzanova, который был в России с ди-джей-сетом  и теперь  впервые приедет к нам в полном составе,  играет nu jazz, а бельгийский Zap Mama, успевший покорить практически все международные фестивали, исполняет смесь африканской музыки с джазом и r’n’b.

“Два специальных события фестиваля посвящены людям, ушедшим из жизни в этом году, – людям из разных эпох и, я бы сказала, с разных планет – Георгию Гараняну и Майклу Джексону. Георгий Гаранян, который ушел в январе этого года, должен был выступить на нынешней “Усадьбе”. Мы долго общались, поддерживали отношения, поэтому решили сделать концерт-посвящение его памяти. В трибьюте примет участие огромное количество российских музыкантов, придут артисты, которые будут читать стихи”, - рассказала продюсер.

А трибьют Майкла Джексона – большое шоу, для участия в котором соберется множество молодых талантливых исполнителей – станет завершением  фестиваля.

О “неизвестных именах”

Одно из отличий “Усадьбы. Джаз” от крупных западных фестивалей, таких как фестиваль в Монтрё или Норд Си, - соотношение “приглашенных звезд” и российских участников: “Если брать десятку самых заметных европейских фестивалей, то у них 80% выступлений – это звезды, у нас же громких  западных имен – пять-шесть, остальные – российские участники. Но мы пока не можем позволить себе звезд в таком количестве, да и не видим в этом особого смысла, ведь наши исполнители тоже должны иметь возможность себя раскручивать”, - говорит Семушкина.

Но, в общем-то, вопрос о неизвестных и известных именах, тем более в нашей стране, - вещь относительная, ведь даже небольшие коллективы, выступающие по клубам и никогда не появляющиеся ни на радио, ни на ТВ, способны собирать залы по пятьсот зрителей, раскручиваясь через группы вконтакте или  другие социальные сети.

Тем не менее, одна из задач фестиваля – дать молодым исполнителям реализовать себя: “К сожалению, у нас нет такой системы как на Западе, которая помогала бы исполнителю продвигать себя и свою музыку, когда, например, получая образование, музыкант может попасть в коллектив, поехать на фестиваль или получить грант или премию. В России на подобное могут рассчитывать единицы”. Получается так, что, с одной стороны, у наших исполнителей есть возможность зарабатывать деньги, выступая на заказных мероприятиях – и таких возможностей, напротив, даже больше, чем у тех же европейских музыкантов, -  а с другой - лишь немногие могут заниматься собственной музыкой и развиваться творчески.

Для таких малоизвестных, молодых и талантливых в рамках “Усадьбы. Джаз” существует конкурс, победитель которого получает возможность выступить на фестивале. В 2009 году его победителями стали молодые музыканты из Гнесинки SymFusion Orchestra, которые теперь выступят в тандеме со знаменитым перкуссионистом Трилоком Гурту. Два специальных гостя проекта - Аркадий Шилклопер, который играет на валторне и алпийском роге, и Лев Слепнер – один из редких исполнителей на африканском инструменте маримба.

“Усадьба”, безусловно – событие очень масштабное, несмотря на то, что, в сравнении с европейскими фестивалями, идет совсем недолго – два дня. “У нас несколько другая история, нежели в Европе, где фестивали идут десять - четырнадцать дней и где ты можешь ездить от фестиваля к фестивалю, передвигаясь на автомобиле и ночуя в кемпингах. Наша аудитория в основном – москвичи и гости Москвы, хотя с каждым годом народ из Питера, Твери и других городов подтягивается тоже, - и поэтому мы не можем позволить себе проводить фестиваль в будни”.

Но, в конце концов, у российского джаза есть все шансы на выживание, уверена Семушкина. В то время как фестиваль в Монтре идет сорок лет, в Антибе – все пятьдесят, “Усадьбе” -  всего семь. “Я думаю, что рано или поздно все будет: и господдержка, и спонсоры, и имена мирового уровня”.

РИА Новости

Опубликовано в 6:18 Comments Off