22.09.2010

«Джаз + кино»: Приятное с приятным

Начало нового концертного сезона в Джазовой филармонии в этом году было совмещено с открытием фестиваля «Джаз + кино», совместного проекта с компанией Tour de Film и Американским институтом киноискусства. И джаз, и кино – ровесники XX века и с самого своего рождения развивались в тесном сотрудничестве. Правда, кино появилось чуть раньше: первый киносеанс братья Люмьеры провели в 1895 году, а началом джаза принято считать 1917 год.

Кино на правах старшего товарища сильно повлияло на развитие джаза. Сеансы немого кино сопровождались музыкой этого стиля. Это делалось не только для большей выразительности, но и дабы заглушить стрекот проекционного аппарата. Кинозалы служили настоящей школой для целого поколения джазовых пианистов. Кроме того, джазовые биг-бэнды часто играли в фойе крупных кинотеатров. 6 октября 1927 года в Нью-Йорке компания Warner Brothers представила первый в истории кино звуковой фильм – «Певец джаза». Главную роль в нем исполнил знаменитый по тем временам певец Эл Джолсон. Да и первые опыты советского звукового кинематографа не обошлись без джазовой музыки – вспомним комедию «Веселые ребята» с участием Леонида Утесова и его ансамбля. Луи Армстронг, Бесси Смит, Бенни Гудмен, оркестры Дюка Эллингтона и Глена Миллера – все они неоднократно появлялись на киноэкранах. Во второй половине столетия джазмены принимали активное участие в создании саундтреков к фильмам. Изданный в Лондоне в 1981 году справочник «Джаз в кино» упоминает 3724 кинокартины, в которых звучит джаз. С тех пор их стало значительно больше.

Фестиваль открылся концертом известного американского тенор-саксофониста Пола Карра, яркого представителя техасской школы джаза. В Техасе родились многие знаменитые джазмены (например, Орнетт Коулмэн). Там весьма сильно, куда ярче, чем на севере страны, проявляется влияние «черной» блюзовой культуры. Это сразу чувствуется в исполнении Карра: его отличают сочные звуки, красочное интонирование, сильное свингование и размашистость импровизации. Также в исполняемых им композициях часто применяется блюзовый прием «вопрос – ответ». На концерте в Петербурге охотней всего диалог вели саксофон и ударные. Пол Карр вышел на сцену с петербургским ансамблем Алексея Черемизова. Суховатая классическая манера российского коллектива служила выгодным фоном для богатых и несколько вальяжных импровизаций заморского гостя.

На следующий день в киноцентре «Родина» показывали фильм Майкла Ривоиры, Ларса Ларсона и Петера Дж. Фогта «Кумиры среди нас: Джаз в настоящем времени» («Icons Among Us: Jazz In The Present Tense»). Это документальная лента о современных музыкантах, о попытках найти определение джазу и понять, как ему развиваться дальше. Историк и музыковед Владимир Фейертаг перед просмотром рассказал собравшимся, что первые показы фильма об американском джазе в СССР были организованы ленинградским консульством США в 1959 году – то была документальная лента о Ньюпортском фестивале. Ее не показывали на широком экране: «музыка толстых» не находилась под запретом, но и не поощрялась. Фильм смотрели в музыкальных учебных заведениях и в консульстве. В современной картине также отыскались фрагменты выступлений на Ньюпортском фестивале – уже в XXI веке. Так что преемственность налицо.

Но воспринимать фильм публике «Родины» было непросто. В первую очередь, из-за высокого темпа подачи информации. Во-вторых, в картине действовало и упоминалось огромное количество музыкантов, как знаменитых (Рави Колтрейн, Теренс Бланчард, Джон Медески, Билл Фризелл, Авишай Коэн), так и практически не известных за пределами США. Высказывалось много мнений, зачастую пересекающихся: мысль, которую начинал один музыкант, подхватывал второй, а с ними тут же не соглашались третий и четвертый. И всё это на фоне музыки, которую тоже следовало успеть послушать и оценить. Кстати, принцип построения фильма напоминал классическую джазовую пьесу с ее перекличками солирующих инструментов на фоне сложного ритмического рисунка. Для понимания такого кино все-таки нужна привычка.

Третий день фестиваля оказался посвящен художественному кино. Фильм «Гай и Мэдлин в парке на скамейке» («Guy and Madeline on a Park Bench») возвращает зрителя в эпоху первых звуковых лент, когда джаз был основным музыкальным сопровождением американских кинокартин. Джазовый барабанщик Дэмиен Чезелл снимал свое творение на черно-белую пленку три года. Звуковая компонента фильма подана весьма точно – ведь у режиссера большой опыт выступлений и тонкое музыкальное чутье. История не слишком известного молодого джазового трубача Гая – о его любви и его музыке, о любви к музыке и о музыке в любви. Кстати, главного героя играет трубач Джейсон Палмер, один из двадцати пяти «музыкантов будущего» по версии журнала Down Beat Magazine.

А венчало фестиваль выступление «Ленинградского диксиленда» под управлением Олега Кувайцева. Даже опоздание главы ансамбля на две композиции – питерские пробки помешали прибыть вовремя – было подано в комическом ключе и не испортило впечатления. Так выяснилась еще одна родственная черта кино и джаза: ни тем, ни другим нельзя заниматься, не имея чувства юмора.

Фонтанка.ру

Опубликовано в 11:11 Comments Off